Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 

         АДВОКАТ АМАСЬЯНЦ ЭДУАРД АКОПОВИЧ                   

                     

                        

                                                             0_47463_21b77828_S.gif
 
      Научные труды доктора юридических наук, профессора, почетного адвоката РФ Эдуарда Амасьянца — это, прежде всего,  осмысление собственного богатого опыта профессиональной деятельности. Тридцать лет Эдуарда Амасьянца в адвокатуре увенчаны Золотой медалью имени Ф.Н. Плевако, медалью Анатолия Кони, орденом Ломоносова....                                                                                   "Адвокат не Господь Бог и даже не пастырь, однако его моральная обязанность, по примеру Господа, вселять в страждущих надежду, а профессиональный долг, по примеру пастырей, делать все возможное, чтобы надежда обрела реальность"

"Всю свою сознательную жизнь я никогда не боялся отстаивать поруганные Честь и Достоинство Человека. Боролся за правое дело. Цель моей земной жизни - служение людям."

                                    Амасьянц Эдуард Акопович, д. ю. н., профессор ...  

 

  

                                                  3. книга Успешные Люди   

     

            

        Истории успеха: энциклопедия Who is Who в России

                Научные труды. Статьи и сборники адвоката

                                                    

  1.  Возникновение и развитие состязательных начал в Русском уголовном судопроизводстве (с IX по XVI вв.) // Адвокатская палата. — № 3 март 2013 – С. 35-38
  2.  Принцип справедливости в уголовном судопроизводстве (философско-правовой анализ)// Законы России: опыт, анализ, практика. — №11 ноябрь 2013. – С. 105-109
  3.  Уголовно-процессуальные проблемы принципа состязательности в уголовном судопроизводстве // Евразийская адвокатура. — 2(3) 2013 – С. 42-49
  4.  История и диалектика развития состязательности в уголовном процессе России после революционных событий 1917 года // История государства и права. – №24/2013. – С. 2 – 7
  5.  Алиментные обязательства родителей при расторжении брака // Развод инфо. — Выпуск №3 2012. — С. 40-41
  6.  Логическое и уголовно-процессуальное доказывание// Вестник Московского государственного областного университета. Серия Философские науки. — №3/2012. – С. 6 – 12

7.Некоторые проблемы обеспечения права на защиту на стадии рассмотрения сообщения о преступлении // Современное право. -2014. — № 1. — С. 91 - 94

 

8.Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования в условиях состязательного уголовного процесса // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения — Материалы IV международной научно-практической конференции 2014 — С. 142 



Уголовно-процессуальные проблемы принципа состязательности в уголовном судопроизводстве

В статье рассматриваются проблемные аспекты реализации принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве. Автор, подробно анализируя процессуальные нормы, регулирующие уголовный процесс, отмечает ряд недостатков в действующем законодательстве.

Ключевые слова: принцип состязательности, уголовное судопроизводство, предварительное расследование, сторона защиты, сторона обвинения.

Amasyants A.E.

Criminal procedural problems in the adversarial criminal proceedings

The article deals with the problematic aspects of the implementation of the principle of adversarial criminal proceedings. The author analyzes in detail the procedural rules governing criminal procedure noted a number of shortcomings in the current legislation.

Keywords: adversarial principle, the criminal proceedings, the preliminary investigation, the defense, the prosecution.

В юридической практике принцип состязательности осуществлен в качестве наличия в уголовном процессе стороны обвинения и стороны защиты. Для реализации этого принципа обе стороны должны иметь равные права собирать, излагать и защищать свои доводы и доказательства в пользу той или другой стороны.

Состязательный тип уголовного судопроизводства характеризуют такие признаки, как наличие антагонистических сторон – стороны защиты и

стороны обвинения и их процессуальное равноправие, а также наличие независимого, беспристрастного и отделенного от сторон суда. Состязательность как принцип уголовного процесса гарантирована законодателем в ст. 15 УПК РФ. Содержание данного принципа конкретизируют положения, закрепленные в ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Для правильного протекания уголовного процесса равноправные по букве закона сторона защиты и сторона обвинения собирают доказательства и представляют свои доводы об обстоятельствах дела. Равенство процессуальных прав по собиранию доказательств – одно из основных условий состязательности.

В.П. Смирнов считает, что «принцип состязательности уголовного судопроизводства заключается в таком построении процессуального порядка судебного разбирательства и исследования в нем доказательств, при котором сторонам обеспечивается возможность активно отстаивать свои или защищаемые (представляемые) права и интересы»[1]. Важнейшим условием реализации принципа состязательности в уголовном процессе является размежевание процессуальных функций между сторонами и равные права для собирания и предоставления сведений в пользу своих интересов. Суд выступает в качестве арбитра между сторонами, создает необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и выносит окончательное решение на основе представленных ему доказательств.

«Разделив участников дела на стороны и предоставив тем и другим право на собирание доказательств, творцы УПК не пошли дальше, а именно – не создали необходимого механизма действительного равенства правомочий противостоящих субъектов и тем самым не превратили участников в истинные стороны состязательного уголовного процесса.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству участниками со стороны обвинения являются прокурор, следователь, руководитель следственного органа, орган дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

К участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты законодателем отнесены подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика.

Защитником является лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемого и обвиняемого и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Н.Н. Полянский указывал: «Без защиты процессуальное равноправие подсудимого и обвиняющего его прокурора – только формальное равноправие. Право на защиту – это, прежде всего, право пользоваться юридической помощью достаточно компетентного защитника»[3]. В качестве защитников в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. Допуск и наличие в уголовном процессе квалифицированного юриста является гарантией принципа состязательности, так как сам подсудимый не может самостоятельно выступать против предъявленного обвинения. По этому поводу И.Я. Фойницкий писал: «...Подсудимый одними своими силами не может на направленный против него обвинительный тезис предъявить суду всех возражений, необходимых для правильного решения дела...»[4].

Стороне защиты противостоит сторона обвинения, состоящая из прокурора, следователя, руководителя следственного органа, потерпевшего. Эта сторона наделена широкими властными полномочиями: удовлетворять или отклонять ходатайства защиты, определять ход движения дела, приостанавливать, прекращать, продлевать сроки, направлять дело в суд и т. д. В этой связи нельзя согласиться с мнением А. Тушева, который отмечает, что «... принцип состязательности имеет место даже тогда, когда стороны наделены неравными правами. Практически уравнять стороны во всех правах невозможно... Поэтому равноправие сторон неправильно считать исходным положением принципа состязательности или включать в его содержание»[5]. В случае отсутствия равных прав у сторон не может быть и состязательности, так как противоборство сторон предполагает наличие равенства исходных шансов по собиранию и представлению доказательств суду.

В советский период развития уголовно-процессуальной науки понимание принципа состязательности заключалось в сохранении активной роли суда в уголовном процессе. На суд возлагалась обязанность обеспечить объективность и полноту исследования обстоятельств дела и установление истины.

Предполагалось, что без активной роли суда спор формально равноправных заинтересованных сторон не может обеспечить торжество истины. Такой подход заключал в себе принципиальный недостаток – отсутствовало разделение функций одного и того же органа на досудебном и судебном этапе, в силу того, что расследование уголовного дела на досудебной стадии могло оказывать и оказывало существенное влияние и на рассмотрение дела на судебной его стадии. Так как судом исследуются доказательства, полученные в ходе предварительном расследования, состязательность в таком случае в судебном процессе рассматривалась исключительно как функция судебного разбирательства.

Шаг вперед в реальном осуществлении принципа состязательности был сделан в ходе судебно-правовой реформы, когда из уголовно-процессуального кодекса была исключена активная роль суда в досудебном рассмотрении дела.

Произошло реальное разделение функций суда и досудебного расследования дела. Тем самым возникла ситуация, когда суд может рассматривать дело, прошедшее исследование на досудебной стадии, как стороной обвинения, так и стороной защиты. Таким образом, возникли новые теоретико-познавательные и практические уголовно-процессуальные принципы ведения судебного процесса. Осуществление принципа состязательности сторон при таком их взаимодействии потребовало создания равных процессуальных прав состязающихся сторон – стороны обвинения и стороны

защиты.

Конституционный Суд РФ дает следующую трактовку состязательности в Постановлении от 28 ноября 1996 г.: «Этот конституционный принцип предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела) осуществляется только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя их процессуальные (целевые) функции. В уголовном судопроизводстве состязательность означает строгое отграничение функций суда по рассмотрению и разрешению дела от функций обвинения и защиты, каждая из которых возложена на определенных участников процесса»[6].

Проблема состязательности в уголовном процессе и ее реализация на досудебных стадиях в уголовно-процессуальной науке России исследовалась многими учеными. Среди них можно отметить Н.В. Жогина, Е.Б. Мизулина, И.Н. Рогозина, А. Давлетова, М.С. Строговича и др. Мнения относительно признания или отрицания реализации состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса разнообразны и весьма значительны.

Некоторые ученые-процессуалисты высказываются против распространения принципа состязательности на стадию предварительного расследования и считают, что уголовное судопроизводство должно осуществляться по смешанному типу.

Так, по мнению А.Б. Чичканова, окончательная цель предварительного расследования заключается не в разрешении вопроса о виновности лица, а в установлении обстоятельств дела, являющихся поводом для их рассмотрения судом, в связи с этим принцип состязательности не должен распространяться на досудебные стадии уголовного процесса[7].

Как считает А. Давлетов, правильнее было бы закрепить в УПК РФ смешанную форму производства по уголовным делам; сузить масштаб термина «судопроизводство» до судебных стадий, обеспечив в них полную реализацию принципа состязательности сторон. Следовало бы возродить в полной мере розыскную форму досудебного производства с сохранением в ней всех гарантий публичного уголовного преследования[8].

М.С. Строгович, возражая против состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса, полагал, что принцип состязательности полностью реализуется только в ходе судебного разбирательства, где последовательно разделены процессуальные функции между сторонами и судом. Он считал, что нельзя совместить несовместимое, что состязательность уничтожит следствие. Он определял состязательность как «такое построение судебного разбирательства, при котором обвинение отделено от суда, обвинение и защита осуществляются равноправными сторонами, а функция суда состоит в разрешении дела. При этом весь процесс выглядит как полемика сторон, защищающих свои законные интересы»[9]. Р.Д. Рахунов также замечает, что «предварительное следствие проводится не на

началах состязательности, а лишь открывает возможности и создает необходимые предпосылки для состязательного построения судебного процесса»[10].

Сторонники принципа состязательности указывают на необходимость распространения состязательных начал на предварительное расследование уголовного судопроизводства. И.Л. Петрухин предлагает применение континентальной модели реализации состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса, в соответствии с которой судебный следователь без обвинительного и оправдательного уклона объективно собирает и исследует потенциальные доказательства[11].

В. Руднев считает, что введение принципа состязательности в предварительное расследование поспособствует дальнейшему применению других конституционных принципов, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина[12]. Э.М. Мурадьян полагает: «...Смысл активности судьи – в таком направлении процесса, при котором состязание ориентировано на продвижение к истине. При этом судья не конкурирует со сторонами, избегая соблазна включиться в их состязание»[13].

Ряд правоведов отмечает, что для реализации принципа состязательности на стадии предварительного расследования необходимо наличие процессуального равенства сторон в собирании доказательств посредством введения в качестве участника процесса судебного следователя и передачи ему полномочий по производству следственных действий по ходатайству сторон[14].

Юридическая практика в современной России свидетельствует о том, что пока нет предпосылок к тому, чтобы говорить о построении в современном российском уголовном процессе предварительного производства (следствия и дознания) на состязательной основе. Как считает В. Божьев, пока отсутствует процессуальное равноправие сторон, субъекты, ответственные за ведение дела, совмещают функции расследования, обвинения и разрешения дела, а прокурор – еще и надзор за исполнением законов следователями и дознавателями, отсутствует суд как орган, разрешающий уголовное дело, и функция разрешения уголовного дела

в этой стадии уголовного процесса принадлежит не суду, а органам расследования и прокурору[15].

Видимо, правы те ученые-процессуалисты, которые считают выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, их отделение от судебной деятельности основой состязательного процесса. Стоит убрать эту основу, как рушится тот фундамент, на котором стоит и действует начало состязательности[16].

Проанализировав мнения сторонников и противников реализации принципа состязательности сторон на досудебных стадиях уголовного процесса, можно сделать вывод, что ученые-процессуалисты не считают предварительное расследование полностью состязательным и предлагают иные формы реализации состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса.

С принятием нового УПК РФ значительно расширились полномочия защитника в уголовном судопроизводстве. Но, как показывает судебная практика, в российском уголовном законодательстве не зафиксированы соответствующие положения, гарантирующие реализацию этого основного принципа состязательности на досудебном этапе[17].

Стоит отметить, что Конституционным судом Российской Федерации неоднократно предпринимались попытки по исправлению недочетов УПК РФ. Регулярно вносятся поправки в этот нормативно-правовой акт, но в большей степени они носят технический характер, не затрагивая существенных недостатков. Принцип состязательности распространяется и на стадии предварительного расследования. В этой связи Конституционный Суд РФ в постановлении от 14.02.2000 указывает: «Принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного процесса, в том числе в надзорной инстанции, прокурор и обвиняемый (осужденный, оправданный) должны обладать соответственно равными процессуальными правами».

В соответствии со ст. 53 УПК РФ с момента допуска к участию в деле защитник вправе: иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания; собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи; привлекать специалиста; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе подозреваемого,

обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; заявлять ходатайства и отводы; участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; использовать иные не запрещенные законом средства и способы защиты. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. Так, согласно п. 2–3 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, а также привлекать специалистов в соответствии со ст. 58

УПК РФ.

В законе указано, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Таким образом, законодатель, взяв состязательность за основу уголовно-процессуального права, возложил на данные процессуальные нормы особые надежды, наделяя защитника широкими правами по собиранию необходимых в рамках

оказания юридической помощи своему подзащитному доказательств.

Стоит отметить, согласно действующему законодательству защитник собирает необходимые доказательства, а не просто предметы, документы и иные сведения. Данная норма не находит своей реализации и прямо противоречит ст. 74 УПК РФ, где указано, что доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Таким образом, защитник собирает лишь сведения, имеющие доказательственное значение, но никак не доказательства. Поскольку среди доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК, не содержатся материалы, собранные защитником, все действия адвоката по собиранию доказательств, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УПК, являются не собиранием доказательств в строгом уголовно-процессуальном смысле, а собиранием фактических данных, сведений, информации[18]. Таким образом, адвокат лишь участвует в процессе собирания сведений, которые, по его мнению, могут иметь значение для уголов-

ного дела[19].

Исходя из изложенного выше, еще на досудебной стадии производства по уголовному делу сторона обвинения определяет, что является доказательством, а что не является. Тем самым фактическая роль защитника на стадии предварительного расследования остается по-прежнему пассивной. Это не позволяет обеспечить выполнение целей уголовного процесса, что в итоге может привести к необоснованному привлечению лиц к уголовной ответственности и их незаконному осуждению. В таких условиях равноправие и состязательность сторон на досудебных этапах уголовного дела – не более чем юридическая фикция.

Собрав все необходимые предметы и документы, адвокат-защитник должен заявить соответствующее ходатайство о приобщении полученных «доказательств» к материалам уголовного дела.

Но, как показывает многолетняя следственная практика, вероятность удовлетворения данного ходатайства крайне низка.

Комментируя подобные случаи практики, Т.В. Петрова делает следующий вывод: «К сожалению, нередкой является ситуация, при которой сотрудник органа расследования может посчитать ненужным приобщение документов, предметов к делу, т. е. фактически потенциальная доказательственно значимая информация в наличии имеется (по мнению стороны защиты), но по решению стороны обвинения она процессуально не оформляется»[20]. При подобном одностороннем подходе можно считать, что решение суда может быть предопределено в пользу обвинения.

Уже на стадии предварительного расследования защитник сталкивается с первой и серьезной проблемой. Полученные им сведения следователь может не принять и не приобщить к материалам дела, что, по сути, не является нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, так как в соответствии со ст. 122 право разрешать ходатайства есть только у дознавателя, следователя, судьи. Так, президент Гильдии российских адвокатов, доктор юридических наук, профессор Г.Б. Мирзоев считает: «Адвокат – ходатай, поручитель, проситель, не имеющий реальных полномочий для того, чтобы изменить судьбу своего подзащитного. Именно этим объясняется нахождение в местах лишения свободы людей, которые содержатся под стражей по заказу своих конкурентов. Они, эти люди, – жертвы системы организации правосудия. В результате наше население уже не верит ни суду, ни прокуратуре, ни родной полиции»[21].

Мы полагаем, что при анализе процессуальных норм, регулирующих досудебное производство, необходимо выделить причины, мешающие состязательности сторон на досудебном этапе уголовного процесса. Одна из основных причин этого – необоснованный и немотивированный отказ следователя (дознавателя) в удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств. Следователь, являясь участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, субъективно оценивает заявленные ходатайства защитника и в итоге принимает процессуальное решение с обвинительным уклоном. При таких обстоятельствах представляется, что законодателю не удалось юридически оформить механизмы, которые реально гарантируют права стороны защиты. Судья Верховного Суда РФ профессор Н.А. Колоколов указывает, что, «c одной стороны, согласно Конституции РФ уголовное судопроизводство должно осуществляться на

основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123), – составная часть судопроизводства.

С другой стороны, совершенно очевидно то, что указанные качества уголовного процесса на досудебных этапах движения дела отсутствуют практически полностью. …Проблема осложняется еще тем, что в России нет предварительно расследования, а то, что таковым называется, – не более чем разновидность «полицейского дознания»[22]. А.С. Золотарева считает, что для реализации принципа состязательности на предварительном расследовании необходимы следующие условия: а) разделение сторон обвинения и защиты и их равенство; б) наличие суда как арбитра в споре сторон; в) устность и гласность производства[23].

Сторона обвинения собирает и приобщает «обвинительные» доказательства, а сторона защиты лишь ходатайствует о приобщении. Представляется, что подобная практика противоречит состязательности как провозглашенному принципу уголовного процесса. К.Ф. Гуценко в связи с этим справедливо отмечает, что «...в лице следователей и дознавателей мы получили довольно странных участников процесса, некое подобие сказочных тяни-толкаев: с одной стороны, их надо бы считать «стороной обвинения», а следовательно, должност-

ными лицами, единственная процессуальная обязанность которых заключается в собирании, исследовании и оценке доказательств обвинения, а с другой – они вроде бы должны осуществлять доказывание так, чтобы устанавливались все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в том числе обстоятельства не в интересах обвинения – оправдывающие либо дающие основания для освобождения от ответственности или смягчения наказания. И дело не только в совершенно необъяснимой и фантастической двойственности процессуального статуса названных должностных лиц, а главным образом в том, что, хотим мы того или не хотим, она (эта двойственность) неизбежно приведет к процветанию в еще большей мере явления, именуемого «обвинительным уклоном»[24].

При этом в ч. 1–2 ст. 159 УПК РФ сказано, что «следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство.

Подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела». Однако и в соответствии с законом, и на практике следователь в одностороннем порядке решает, какие обстоятельства имеют значение для рассмотрения уголовного дела, а какие не имеют[25]. При такой постановке вопроса принцип состязательности нарушается по определению.

Как показывает практика, постановления об отказе в удовлетворении ходатайств, заявленных стороной защиты, выносятся формально, т. е. не производится должная оценка доводов защиты и исследование обстоятельств, изложенных в ходатайстве. В любом случае, когда перед следователем встает вопрос, допрашивать свидетеля защиты или нет, он его разрешает исключительно с учетом обвинительных интересов.

В законе указано, что защитник вправе собирать доказательства путем истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Однако законодателем не определена ответственность за отказ в предоставлении или несвоевременное предоставление запрашиваемых документов, также не определены случаи, когда документы не могут быть представлены по запросу защитника[26].

Так, адвокат сталкивается с проблемой получения необходимых сведений, которые, по его предположению, имеют доказательственное значение. В таких случаях адвокат-защитник вынужден заявлять уполномоченному должностному лицу, проводящему расследование, ходатайство об истребовании документов, необходимых стороне защиты. Данная проблема подлежит законодательному урегулированию.

Подводя итог, необходимо отметить, что принцип состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса носит ограниченный характер, так, для реализации принципа состязательности сторон важным условием является то, что собирание доказательств виновности или невиновности и судебные решения были отделены друг от друга. Только при таком условии суд может иметь в своем распоряжении достоверные данные для правильного разрешения дела.

Представляется, что о состязательности сторон говорить еще очень рано. На данный момент

в Российской Федерации не созданы правовые условия для реализации принципа состязательности как на досудебных, так и на судебных стадиях уголовного процесса. Права защитника по-прежнему остаются урезанными.

При условии, что к материалам уголовного дела не приобщаются все факты, собранные защитником, создается одностороннее представление о сущности дела, что может привести к нарушению целостной картины судебного процесса и к неправильному решению суда на основе односторонности, субъективности материалов, представленных стороной обвинения.Береги в себе человека. А.П. Чехов

                             



8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru