Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 
Медицинское право
Помощь адвоката по медицинским делам
Основание для установления инвалидности
Ответственность врачей
Советы вызывающим скорую помощь
Медицинские споры
Халатность врачей, как уголовное правонарушение
Медицинские критерии квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью
Права граждан РФ в сфере охраны здоровья
Психологическая компетентность адвоката
Новые правила оказания медицинских услуг
Преступность, Психиатрическая экспертиза, Невменяемость
Юридическая помощь в области медицинского законодательства
Психологическая экспертиза
Вопросы для судебно-психологической экспертизы
Стадии опьянения и алкоголизма
Фармацевтика и право
.

             Вопросы для судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза

Сущность и значение судебно-психологической экспертизы. Разрешение специальных вопросов, возникающих перед следствием и судом при необходимости оценки явлений, относящихся к психической деятельности людей, требует проведения судебно-психологической экспертизы, поскольку это входит в компетенцию психолога как специалиста данной отрасли знаний.

Изучение следственной и судебной практики показывает, что в результате своевременного и обоснованного применения специальных психологических познаний и методов научной психологии, позволяющих объективно устанавливать причины и внутренние механизмы конкретных поступков людей, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, их психологические особенности, существенно расширяются возможности доказывания многих фактов, необходимых для справедливого и правильного разрешения уголовных дел.

Основная форма использования специальных психологических познаний в современном уголовном процессе — судебно-психологическая экспертиза, развивающаяся в соответствии с закрепленными в законе (ст. 78,79 УПК РСФСР) общими принципами, регулирующими экспертную деятельность по уголовным делам.

Судебно-психологическая экспертиза способна оказывать значительную помощь в решении фундаментальных для уголовного процесса вопросов о виновности лиц, совершивших общественно опасные деяния, квалификации преступлений, индивидуализации ответственности и т.д. Поэтому использование специальных психологических познаний по конкретным уголовным делам представляется важной гарантией от объективного вменения, как и от не менее значимой угрозы несправедливости наказания вследствие игнорирования или неполного учета определенных личностных свойств, влиявших на содержание деяния, предшествующее и последующее поведение субъекта.

В новом УК РФ (1996г.) последовательно проведена идея соответствия уголовно-правовых последствий преступления характеру и степени общественной опасности, обстоятельствам совершения и личности виновного. Значительно расширено, уточнено по сравнению с предыдущим УК и детализировано использование понятий и терминов, относящихся к сфере психологии, что вполне понятно, так как преступное поведение — разновидность произвольного (управляемого) поведения.

В УК 1996 г. значительно расширены предусмотренные законом задачи и пределы исследования по уголовному делу личности обвиняемых и потерпевших (с выделением особенностей такого изучения применительно к некоторым категориям личностей — несовершеннолетним, рецидивистам и пр.).

Законодатель достаточно смело использовал данные психологии и для регламентации многих новых дефиниций, норм и институтов уголовного права, применяя непривычные для практики психологические термины, воспринятые из психологической науки. Это например, «отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством» (как обстоятельство, устраняющее уголовную ответственность); «уровень психического развития, иные особенности личности несовершеннолетнего» (как обстоятельство, индивидуализирующее наказание); «обоснованный риск» (как обстоятельство, устраняющее преступность деяния); «садизм» (как обстоятельство, отягчающее наказание) и др. В новом У К использованы базовые для уголовной ответственности и наказания понятия, требующие психологического анализа их содержания с учетом положений общей и юридической психологии. Например, вменяемость, возраст, с которого наступает уголовная ответственность, уголовная ответственность вменяемых лиц с психическими расстройствами, разграничение неосторожной вины и казуса, мотив преступления, личность и др. Установление многих из них требует проведения психологической экспертизы по конкретному уголовному делу.

Сказанное объясняет значительную актуализацию проблем использования профессиональных психологических познаний как при разъяснении, интерпретации, комментировании для следственной, прокурорской, экспертной, судебной практики положений нового закона, так и непосредственно при производстве судебно-психологических экспертиз, научных консультаций по конкретным уголовным делам.

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) является самостоятельным видом судебной экспертизы, состоящим в использовании специальных (профессиональных) психологических познаний для установления обстоятельств, входящих в процесс доказывания по уголовному делу. Судебно-психологическая экспертиза имеет свой предмет, собственные объекты и методы экспертного исследования.

В предмет СПЭ входит обширный круг обстоятельств, характеризующих субъективную сторону деяния, наличие и пределы осознания и руководства (управляемости) своим поведением в уголовно релевантных ситуациях, а также состояния и свойства личности, значимые для индивидуализации ответственности и наказания.

Объектами служат источники информации о психической деятельности человека — результаты экспериментально-психологического обследования участников уголовного процесса (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), материалы уголовного дела, в том числе протоколы допросов, дневники, письма и прочие документы, поддающиеся психологической экспертной оценке и имеющие уголовно релевантное значение.

Методы СПЭ в большинстве случаев заимствуются из общей психологии, однако некоторые из них специально разрабатываются для целей соответствующей экспертизы. Характерным является использование в рамках конкретной СПЭ комплекса методов, так как будучи взятыми по отдельности ни один из них не может самостоятельно решить поставленный перед экс- , пертом вопрос. Именно комплексность, обеспечивающая многостороннее изучение психической деятельности подэкспертного, является важнейшей характеристикой методики любого направления СПЭ.

Компетенция судебно-психологической экспертизы. Теоретически к компетенции судебно-психологической экспертизы могут быть отнесены любые вопросы психологического содержания (личностные особенности, психические состояния обвиняемых, потерпевших, свидетелей), значимые для доказывания или имеющие непосредственное уголовно релевантное значение, для решения которых необходимы специальные профессиональные познания в области научной психологии. При этом необходимо иметь в виду, что жестко зафиксировать все психологические вопросы, которые могут возникать в связи с расследованием конкретного уголовного дела, практически невозможно. Обозначим лишь основные направления судебно-психологической экспертизы, сделав акцент на вопросах, которые целесообразно ставить перед экспертами.

1. Исследование личности обвиняемого непосредственно вытекает из закона и является обязательным . В соответствии с общими началами назначения наказания понятие индивидуализации охватывает в комплексе оценку деяния, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность. Значимы здесь те личностные особенности, которые влияли на выбор и реализацию противоправного варианта поведения, затрудняли или облегчали его, а равно сказывались на отношении к содеянному.

Психологические особенности личности могут быть по-разному связаны с совершенным преступлением. Одни из них могут играть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворения потребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленность личности, неуважение к человеческой личности и человеческому достоинству, сексуальная распущенность, агрессивность и пр.). Другие психологические особенности чаще только способствуют совершению преступления при наличии внешней неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональная возбудимость, трусость и пр.). Наконец, многие психологические особенности обвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления (например, увлечения, интересы лица, совершившего преступление в состоянии аффекта или неосторожное преступление и пр.).

Подлинно личностный подход с позиций справедливости в идеале требует изучения достаточно большого объема свойств обвиняемого по большинству уголовных дел и включает в себя исследование его внутреннего мира: потребностей, побуждений, лежащих в основе поступков (мотивов поведения), общей структуры и отдельных черт характера, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллектуальной деятельности (восприятия, мышления, памяти и других познавательных процессов). Разумеется, в рамках уголовного процесса могут и должны изучаться не все психологические особенности обвиняемого, но только имеющие значение для уголовного дела. В большинстве случаев бывает необходимо и достаточно исследовать те свойства личности обвиняемого, которые: а) указывают на закономерность или случайность принятия и реализации решения о преступлении; б) влияют на способность управлять поведением в конкретной ситуации; в) значимы для прогноза опасности рецидива и определения программы коррекционного воздействия.

Основные вопросы при этом виде экспертизы:

• Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого?

• Могли ли индивидуально-психологические особенности обвиняемого повлиять на его поведение в момент совершения противоправных действий?

• Имеются ли у обвиняемого такие индивидуально-психологические особенности личности, как... (в зависимости от обстоятельств конкретного дела — импульсивность, жестокость, агрессивность, эмоциональная неустойчивость, внушаемость, подчиняемость и др.)?

• Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого с точки зрения прогноза опасности рецидива и программы коррекционного воздействия?

2. Исследование психологических мотивов конкретною преступного поведения .Мотив этопризнак субъективной стороны преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки, например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений и др. В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Мотив преступления может учитываться в качестве отягчающего или смягчающего ответственность обстоятельства, свидетельствовать об отсутствии в действиях виновного общественной опасности.

В психологии под мотивом понимается побуждение к деятельности^ направленной на удовлетворение потребностей субъекта, предмет (материальный или идеальный), ради которого деятельность осуществляется. Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими обобщенными понятиями, как месть, корысть, ревность, хулиганские побуждения, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия с психологической точки зрения могут быть мотивированы стремлением к обогащению, завистью, потребностью в самоутверждении, стремлением вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям, азартным играм, потребностью в удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам). Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

Являясь частным случаем человеческого поведения, преступное поведение всегда мотивировано. Имеющиеся в литературе ссылки на «безмотивные преступления» основываются на незнании закономерностей человеческого поведения и сложности установления мотива в конкретном случае. К «безмо-тивным преступлениям», как правило, относят деяния, мотивы которых «неадекватны поводу», не связаны с поведением потерпевшего, а также действия в состоянии аффекта. Однако в каждом конкретном случае, когда мотив не очевиден, надо исходить из того, что он существует и может быть обнаружен при психологическом исследовании. Если речь идет о преступлении, то оно всегда имеет мотив, независимо от того, какие обстоятельства предшествовали началу преступных действий — значимые или незначимые в глазах следователя или суда. Бесспорно, что здесь необходимы психологические познания на профессиональном уровне.

Основной вопрос при этом виде экспертизы:

• С учетом индивидуально-психологических особенностей личности и ситуации каковы главные психологические мотивы деяния, инкриминируемого обвиняемому?

3. Диагностика аффекта у обвиняемого (ст. 107 УК РФ) в момент совершения им преступления. Афект — бурно протекающая эмоциональная вспышка, захватывающая всю личность и ощутимо влияющая на поведение человека. Преступные действия, совершенные под влиянием аффекта, имеют особые диагностические признаки, психологические причины и условия, способствующие их возникновению: аффекто-генная ситуация, личностные особенности, предрасполагающие к аффективному срыву, некоторые ослабляющие организм факторы.

Психологическая диагностика аффекта у субъекта на момент совершения инкриминируемых действий включает в себя: а)ретроспективный анализ психического состояния субъекта, его влияния на сознание и деятельность; б) изучение индивидуально-психологических особенностей подэкспертного, степени его устойчивости к эмоциогенным ситуациям, склонности к аккумуляции аффективных переживаний; влияния возрастных особенностей; временно ослабляющих организм факторов; в) изучение и психологическую оценку ситуации, в которой совершено преступление.

Основной вопрос при данном виде экспертизы:

• Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого деяния (какого именно) в состоянии аффекта?

4. Диагностика эмоционального состояния обвиняемого на момент совершения преступления (помимо аффекта), существенно влияющего на способность правильно осознавать явления действительности, содержание конкретной ситуации и на способность произвольно регулировать свое поведение.

Речь идет о сильных стрессах, состояниях нервно-психического напряжения, делающих невозможным или существенно затрудняющих исполнение профессиональных функций в области управления современной техникой, приводящих к совершению неосторожных преступлений (в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператора автоматизированных систем на производстве и пр.); об установлении у субъекта индивидуально-психологических особенностей, не позволяющих выполнять необходимые функции на достаточно высоком уровне в экстремальной ситуации в случае появления неожиданных помех в деятельности, усложнения ситуации в сторону повышения ее требований к психологическим возможностям человека.

Это направление СПЭ приобретает особое значение в связи с введением в новый УК ст. 28 (ч.2) о невиновном причинении вреда, когда деяние признается совершенным невиновно, если лицо «хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». К этому направлению близко примыкает и установление психологом обоснованности риска (ст. 41 УК РФ).

Наиболее часто в состоянии стресса нарушается процесс выбора целей действий, последовательность в осуществлении сложных интеллектуальных и двигательных актов. Происходят ошибки в восприятии окружающей действительности, уменьшается объем внимания, нарушается оценка временных интервалов, появляются затруднения в понимании ситуации в целом. Завершением стрессовой ситуации, его «вершиной» может оказаться аффект, что, однако, происходит далеко не во всех случаях.

К компетенции психолога в таких случаях относится изучение психологических обстоятельств, имеющих значение для установления истины: экстремальной ситуации (неожиданность, новизна, сложность); индивидуально-психологических особенностей личности (интеллект; уровень общих и специальных знаний субъекта; степень сформированности, автоматизированности у него навыков и умений, эмоционально-волевые качества, уравновешенность, импульсивность; ведущие психологические мотивы поведения субъекта и мотивированность конкретных общественно опасных действий; особенности самосознания и самооценки, критичности, склонности к риску; индивидуальная устойчивость к эмоциогенным раздражителям); влияния утомления, соматических расстройств, стресса, аффекта на деятельность; влияния особенностей социальных контактов, взаимодействия в коллективе, конформности, дисциплинированности, агрессивности, самоуверенности, дефектов организации совместной деятельности и др.

Основные вопросы при данном виде экспертизы:

• Находился ли обвиняемый в момент инкриминируемых деяний в стрессовом состоянии?

• С учетом эмоционального состояния обвиняемого мог ли он точно соотносить свои действия с объективными требованиями ситуации?

• Мог ли субъект, если учесть его индивидуально-психологические особенности, правильно понимать требования экстремальной ситуации?

• С учетом способности субъекта к установлению причинно-следственных связей и общего уровня его интеллектуального развития мог ли он предвидеть наступление опасных последствий, принять правильное решение и реализовать его?

• Находился ли субъект в момент совершения инкриминируемых действий в психическом состоянии, которое могло вызвать существенное снижение качества профессиональных функций, возможности совершать действия по предотвращению опасных последствий?

При использовании психологических познаний для применения института обоснованного риска могут быть поставлены следующие основные вопросы: а) С учетом особенностей личности (обвиняемого) и ситуации какова цель рискованного поведения? б) С учетом интеллектуальных и характерологических особенностей обвиняемого был ли он способен к осмыслению ситуации, возможностей ее развития и ожидаемых последствий? в) С учетом динамики развития ситуации мог ли он правильно и адекватно (самокритично) оценить собственные возможности для ее разрешения?

5. Установление способности несовершеннолетних обвиняемых, имеющих признаки отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, полностью сознавать значение своих действий и определение меры их способности руководить своим поведением (ст. 20 ч. 3).

Цель экспертного исследования не сводится к диагностике наличия или отсутствия у испытуемого признаков отставания в психическом развитии: наличие признаков отставания в психическом развитии не является прямым указанием на отсутствие у несовершеннолетнего способности полностью сознавать значение своих действий и руководить ими. Экспертное  психогическое исследование всегда направлено не на установление общей, постоянно проявляющейся как свойство личности способности или неспособности сознавать значение своих действий; оно касается сугубо конкретных действий, совершенных в конкретных условиях. Поэтому судебно-психологической экспертизой поведение испытуемого рассматривается в единстве с ситуацией, в которой были совершены противоправные поступки. Соотнесение данных о состоянии и особенностях психического развития подростка с результатами анализа ситуации и поведения испытуемого - обязательный компонент экспертного исследования.

Наличие или отсутствие оснований для освобождения от уголовной ответственности со ссылкой на ч.З ст. 20 может быть признано обоснованным только, если описание содержания психического отставания наложено на механизм конкретного деяния. Экспертиза должна установить, правильно ли несовершеннолетний понимал ситуацию правонарушения, в частности, осознавал ли наличие альтернативных выходов из нее, осознавал ли объективное содержание целей своих действий, предвидел ли прямые и косвенные результаты поступков, способен ли был оценивать собственное поведение с точки зрения действующих правовых норм и общепринятой морали; мог ли свободно выбирать как цели, так и способы их достижения, произвольно регулировать свое поведение.

Основные вопросы, разрешаемые данным видом экспертизы:

• Имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания в психическом развитии и, если имеются, в чем они выражаются; каковы их причины?

• С учетом наличия отставания (если оно установлено) мог ли несовершеннолетний осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в момент совершения общественно опасного деяния?

• С учетом наличия и характера указанного отставания в психическом развитии мог ли он руководить своими действиями в этот момент?

6. Применительно к потерпевшему также может возникать необходимость в постановке перед экспертом вопроса о его личности, мотивации действий. Однако на практике чаще всего требуется: установление способности понимать значение собственных действий и действий, связанных с посягательствами на него (в первую очередь по делам об изнасилованиях малолетних и несовершеннолетних), как и способности оказывать сопротивление противоправным действиям.

Одним из квалифицирующих признаков изнасилования является беспомощное состояние потерпевшей (ст. 131 УК РФ). Беспомощность (или беззащитность) характеризуется неспособностью потерпевшего правильно понимать характер и значение ситуации и действий окружающих людей, а также руководить своими действиями. Беспомощность может быть связана с физическим или психическим состоянием жертвы (малолетний или престарелый возраст, физические недостатки, психическое расстройство, сильная степень наркотического или алкогольного опьянения и др.).В большинстве случаев правоохранительные органы самостоятельно решают вопрос о наличии беспомощного состояния у потерпевшей.

Исключение составляют дела об изнасиловании несовершеннолетних, особенно в тех случаях, когда жертва (в силу особенностей своего психического состояния, личностных свойств) не оказывала реального сопротивления насильственным действиям и у следствия (суда) возникает версия о том, что ее поведение обусловлено наличием беспомощного состояния: неспособностью к эффективной защите от посягательства путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации.

По одному из уголовных дел была проведена судебно-психологическая экспертиза потерпевшей Е. Следствием было установлено, что группа подростков неоднократно совершала половые акты с несовершеннолетней Ж., при этом она значительного сопротивления не оказывала, о случившемся никому не рассказывала. В процессе экспертизы были изучены материалы дела, проведены экспериментально-психологическое исследование, беседа с подэкспертной. Было установлено, что Е. очень тихая и скромная девочка. Характерными чертами ее являются безынициативность, отсутствие самостоятельности в мнениях, привычка подчиняться, пассивность, боязливость и нерешительность. Е. боится кому-нибудь не угодить, не склонна к конфликтам и ссорам со сверстниками, самостоятельных мыслей не высказывает. В эксперименте продемонстрировала большую внушаемость. Мать характеризует девочку как послушную, уступчивую, беспрекословно выполняющую все требования родителей и окружающих. Исследование привело экспертов к выводу, что Е. о складу характера не обнаруживает тенденции к активным решительным действиям; возможности оказания противодействия психическому и физическому насилию у нее невелики. Эти характерологические особенности могли способствовать возникновению в период совершения против нее насильственных действий состояния аффекта страха, в результате которого она была неспособна оказывать сопротивление.

Однако имеются ситуации, когда кроме экспертизы жертвы изнасилования необходимо одновременное проведение психологического исследования несовершеннолетнего обвиняемого (обвиняемых). Применение специальных познаний здесь необходимо не только для выяснения вопроса, мог ли он (они), с учетом возрастных и индивидуально-психологических особенностей, в полной мере сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но и, что не менее важно, как им в указанной обстановке воспринималось поведение потерпевшей, могло ли оно восприниматься им как согласие на вступление в интимную близость. Речь идет об исследовании в рамках психологической экспертизы способности обвиняемого правильно оценивать, понимать и интерпретировать состояние потерпевшей.

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы в отношении потерпевших:

• С учетом психического состояния и психологических особенностей потерпевшей могла ли она правильно понимать характер и значение совершаемых с нею действий?

• С учетом психического состояния и психологических особенностей потерпевшей могла ли она оказывать действенное сопротивление?

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы в отношении обвиняемых:

• С учетом особенностей психического развития несовершеннолетнего и его психического состояния, содержания ситуации совершения сексуального посягательства мог ли несовершеннолетний полностью сознавать значение своих противоправных действий?

• С учетом особенностей психического развития обвиняемого и его психического состояния можно ли сделать вывод о том, что он мог правильно оценивать психическое состояние и поведение потерпевшей?

• В какой мере несовершеннолетний при его психическом развитии и психическом состоянии, а также с учетом содержания ситуации сексуального посягательства мог руководить своими действиями?

7. В отношении свидетелей и потерпевших перед СПЭ может быть поставлен вопрос об их принципиальной способности, с учетом индивидуально-психологических и возрастных особенностей, уровня психического развития, правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы:

• Каковы индивидуальные особенности познавательной деятельности свидетеля (потерпевшего)?

• Имеются ли у свидетеля (потерпевшего) психологические особенности (например, повышенная внушаемость, склонность к фантазированию и др.), снижающие способность правильно воспринимать события или предметы (указать какие) и давать о них правильные показания?

• Каково было психическое состояние свидетеля (потерпевшего) в момент восприятия событий или предметов (указать каких)?

• С учетом психологических особенностей, психического состояния свидетеля (потерпевшего) и условий, в которых воспринимались события или предметы (указать какие), мог ли испытуемый их правильно воспринимать?

• Если учесть психологические особенности свидетеля (потерпевшего), может ли он давать правильные показания о важных для дела обстоятельствах?

• Если учесть уровень психического развития свидетеля (потерпевшего) и его психологические особенности, мог ли он понимать внутреннее содержание (какое именно) событий (указать каких)?

8. Эксперт-психолог может провести посмертную экспертизу для выяснения вопроса, находился ли умерший в период, предшествующий смерти, в психическом состоянии, предрасполагающем к самоубийству и, если находился в этом состоянии, чем оно могло быть вызвано. В следственной и судебной практике встречаются случаи инсценировок убийств под самоубийства, что иногда приводит к необходимости проведения посмертной судебно-психологической экспертизы.

Самоубийство психически здорового человека является одним из видов поведенческих реакций в сложных конфликтных условиях. Как правило, самоубийство является заранее запланированным действием (стойкое мотивированное намерение добровольно уйти из жизни) под влиянием тяжелых переживаний, сильного потрясения, глубокого разочарования при оценке человеком ситуации как безвыходной.

В некоторых случаях возможно совершение самоубийства в состоянии внезапно возникшего аффекта, который оказывает влияние на сознание человека (аффективно суженое сознание), и поэтому в таком состоянии повышается вероятность принятия решения о самоубийстве и его реализации в немедленных действиях.

Основной вопрос при этом виде экспертизы:

• Было ли психическое состояние человека в период, предшествующий смерти, предрасполагающим к самоубийству и, если оно было таковым, чем вызывалось?

Комплексные психолого-психиатрические экспертизы. На практике нередки ситуации, когда для решения возникающих перед следствием и судом вопросов оптимальным представляется проведение комплексных психолого-психиатрических экспертиз.1 Речь идет об исследовании, проводимом для ответа на конкретные вопросы суда (или следственных органов), затрагивающих пограничные между психологией и психиатрией проблемы. При этом для выработки выводов используются специальные познания, относящиеся к обеим научным дисциплинам, применяются специфические методы, сложившиеся в психологии и психиатрии, сопоставляются и интегрируются данные психологического и психиатрического исследований.

Основной предпосылкой, определяющей необходимость развития психолого-психиатрической экспертизы, является существование общих для психологии и психиатрии проблем. Важно здесь и постоянное усиление в правоохранительной деятельности тенденции к максимально полному и всестороннему исследованию всех обстоятельств дела, раскрытию внутренних механизмов поведения участников уголовного процесса (обвиняемых, потерпевших, свидетелей) в конкретных ситуациях.

Необходимо отметить, что эксперты — участники комплексных экспертиз помимо собственной основной экспертной специальности должны обладать дополнительной профессиональной характеристикой — наличием профессиональных знаний, необходимых и достаточных для того, чтобы хорошо ориентироваться в методике и выводах других ее участников и их значении для общего вывода. Они должны владеть методикой совместной работы, комплексного исследования. Иными словами, только совместная деятельность, взаимодействие образует интеграцию специальных знаний, необходимую и достаточную для комплексного исследования и общего вывода.           Предлагаем ознакомиться с перечнем вопросов для судебно-психологической экспертизы, более подробную информацию о данном виде экспертных исследований вы найдете в соответствующих разделах «Психолого-психиатрическая экспертиза» и «Психологическая экспертиза детско-родительских отношений».

Вопросы для судебно-психологической экспертизы:

1. Способен ли потерпевший/обвиняемый/свидетель, с учетом его индивидуально-психологических и возрастных особенностей, состояния умственного развития, правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания?

2. Способна ли потерпевшая правильно воспринимать характер и значение совершаемых с ней действий (данный вопрос применителен для экспертиз при половых преступлениях)?

3. Способен ли несовершеннолетний обвиняемый, страдающий умственной отсталостью, полностью отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения преступления?

4. Имелись ли или отсутствовали у субъекта в момент совершения преступления состояния физиологического аффекта?

5. Что явилось причиной аффекта, в какой форме он протекал, могло ли аффектное состояние оставаться незаметным для окружающих?

6. Возможны ли различные психические явления, препятствующие нормальному осуществлению профессиональных функций при данном условии?

7. Имелось ли или отсутствовало у лица в период, предшествовавший смерти, психическое состояние, предрасполагающее к самоубийству?

8. Нормальному уровню какого возраста соответствует фактическое психическое развитие данного лица?

9. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый/потерпевший, с учетом его возрастных и индивидуальных особенностей правильно воспринимать отдельные факты и события?

10. Имеются ли у данного лица признаки умственно отсталости/пониженного интеллекта, если да, то в чем они выражаются?

11. Если несовершеннолетний в силу недостаточного интеллектуального развития не в состоянии полностью осознать значение совершенных деяний, то каковы могут быть рекомендации для воздействия на него с целью исправления и перевоспитания, без применения мер уголовного наказания?

12. Находился ли субъект в момент совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения?

13. Находился ли субъект в состоянии экстремальных психических состояний в период времени (указать)?

14. Могли ли выявленные отклонения интеллектуального и волевого развития затруднить возможность руководить своими действиями или сделать это невозможно в имеющейся ситуации?

Вопросы для экспертизы детско-родительских отношений:

1. Каковы индивидуально-психологические особенности ребенка?

2. Каково эмоционально-психологическое состояние несовершеннолетнего?

3. Учитывая индивидуально-психологические особенности несовершеннолетнего, какой порядок общения с отцом возможно установить?

4. Учитывая индивидуально-психологические особенности несовершеннолетнего, какой порядок общения с матерью возможно установить?

5. Учитывая индивидуально-психологические особенности несовершеннолетней, может ли отрицательно повлиять на психологическое и эмоциональное состояние ребенка смена места жительства?

Вопросы для судебно-психиатрической экспертизы:

1. Какими индивидуально-психологическими особенностями обладает обвиняемый?

2. Чем характеризовалось психическое состояние обвиняемого, на момент подписания им явки с повинной?

3. Мог ли обвиняемый, с учётом его индивидуально-психологических особенностей, правильно и полно оценивать последствия своих действий?

4. Могло лицо, с учётом индивидуально-психологических особенностей, правильно и полно оценивать свои действия на момент совершения сделки?

5. Мог ли гражданин отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими в момент совершения преступления/совершения сделки?

6. Имеются ли какие-либо отклонения от нормального психологического состояния у подэкспертного и какие именно?

7. Страдало ли данное лицо в момент совершения преступления каким-либо психическим заболеванием?

8. Находилось ли данное лицо в момент совершения преступления во временном болезненном состоянии и могло ли оно отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими?

9. Нуждается ли подсудимый в применении мер медицинского характера?

10. Не имеются ли у обвиняемого какие-либо психические отклонения, в силу которых он неспособен правильно воспринимать имеющие значение по делу факты и давать по ним правильные показания?

11. Способен ли несовершеннолетний свидетель правильно воспринимать имеющие значение для следствия отдельные факты и явления?

12. Не страдал ли обвиняемый психическим заболеванием в момент правонарушения и не страдает ли в настоящее время? Если страдает, то каким именно?

13. Если обвиняемый страдал психическим заболеванием в период правонарушения, то исключало ли это заболевание его способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, т.е. следует ли считать его вменяемым или невменяемым?

14. Нуждается ли лицо, страдающее психическим заболеванием, в постоянном приеме психотропных медицинских препаратов?

15. Какие возможны последствия для подсудимого, в случае вынужденной отмены или прерывания курса поддерживающей терапии?

16. Насколько полным, объективным и научно обоснованным является заключение комиссии экспертов?

17. Соответствуют ли выводы, полученные экспертами при выполнении данного заключения, поставленным перед ними судом вопросам?


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru