Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 
Уголовный адвокат. Как вести себя в тюрьме?
Выживание в тюрьме
Задержание подозреваемого
Тюремные законы
Женщина и тюрьма
ДЕТИ ЗА РЕШЕТКОЙ
Жёсткие нравы женской тюрьмы
Новые правила распорядка в СИЗО
Никто не должен подвергаться, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию
Зона риска
Несовершеннолетние в местах лишения свободы
А в тюрьме сейчас ужин, макароны дают....
Заключение под стражу
Малолетка
Этапирование
Тюрьма \видео/
Тюрьма и жизнь за решеткой
МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ ЛИЦАМ, ОТБЫВАЮЩИМ НАКАЗАНИЕ
Жизнь в тюрьме, «правильная «хата»
Выбор методов и способов защиты
УГОЛОВНЫЙ АДВОКАТ. УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ
Как вести себя на допросе?
Правовые рекомендации для осужденных (освобождение, амнистия, помилование)
Инструкция о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания
Инструкция по учету личных денег и других ценностей, принадлежащих осужденным, подозреваемым и обвиняемым
Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе
Колонии-поселения в России
КПЗ, камера предварительного заключения и СИЗО, следственный изолятор
Первые обязательные действия
Приключения иностранцев в России
Воспитательные колонии для несовершеннолетних
Воспитательные колонии и особенности работы с ними
Колония для девиц
Особенности наказания лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте
Как себя вести в сизо
Какие существуют основания для задержания?
Задержание до возбуждения дела
15 правил поведения в следственном изоляторе для новичков
О жизни в тюрьме
Как жить на зоне?

Приключения иностранцев в России Жизнь в тюрьме

Исправительная колония №22 для иностранцев (пос. Леплей), Республика Мордовия

                                            Места лишения свободы

Исправительное учреждение ФБУ ИК №22 (старое название ЖХ-385/22) УФСИН России по Республике Мордовия, является исправительной колонией строгого режима, с лимитом наполнения 262 места. Место дислокации и адрес: 431130, Республика Мордовия, Зубово-Полянский р-н, пос. Леплей, ст. Потьма, тел.: (83457) 5-31-22, 5-31-35.
Поселок Леплей находится примерно в 30 км от станции Потьма. Он входит в состав городского поселения «посёлок Явас» - посёлок городского типа Зубово-Полянского района, который является центром городского поселения с населением 7,6 тыс. человек (2010 г.). Расположен в северной части Зубово-Полянского района на берегу реки Явас, в зоне широколиственных лесов с участками лесостепи. В посёлке несколько промышленных предприятий, связанных, в основном, с пенитенциарной системой России.
История создания колонии начинается с 1956 года, когда иностранных преступников, отбывавших наказание в советских тюрьмах, решено было собрать на одной зоне. Руководству МВД СССР приглянулся мордовский поселок Леплей. С одной стороны, кругом леса и болота - не сбежишь, с другой - близко от Москвы: удобно осужденных возить в посольства. Так в исправительно-трудовой колонии №5 появился новый участок. В 1986 г., когда зарубежные криминалитет, что называется, повалил валом, участок преобразовали в самостоятельное учреждение ЖХ-385/22. В настоящее время – это колония ИК-22 строгого режима УФСИН России по Республике Мордовия.   

Колючая проволока, контрольно-следовая полоса, бараки. Всё как обычно, и только необычен контингент колонии — почти все иностранцы.   

Это единственная такая колония на всю Россию. Почта сорока государств мира шлёт сюда посылки. Матери, жёны и дети из Камеруна, Никарагуа, Китая, Германии, Египта, Вьетнама помечают флажками на карте далёкую российскую республику — Мордовию.   

Иностранные преступники — это вообще отдельный разговор: мало того что ты лишился свободы, так ещё и в другой стране. И не в какой-нибудь Норвегии с её тюрьмами-санаториями, а в России, где относительно недавно был ГУЛАГ, да и сегодня не пропасть за решёткой — испытание.

В казённом доме идёт просмотр казённого телевизора. Колония строгого режима небольшая — 210 человек. Это недалеко от посёлка с названием Явас, в двухстах километрах от Саранска.   

Колючая проволока, контрольно-следовая полоса, бараки. Всё как обычно, и только необычен контингент колонии — почти все иностранцы.   

Это единственная такая колония на всю Россию. Почта сорока государств мира шлёт сюда посылки. Матери, жёны и дети из Камеруна, Никарагуа, Китая, Германии, Египта, Вьетнама помечают флажками на карте далёкую российскую республику — Мордовию.   

Иностранные преступники — это вообще отдельный разговор: мало того что ты лишился свободы, так ещё и в другой стране. И не в какой-нибудь Норвегии с её тюрьмами-санаториями, а в России, где относительно недавно был ГУЛАГ, да и сегодня не пропасть за решёткой — испытание. 

Иностранные узники - Продолжительность: 6:09 Человек онлайн 135 просмотров

                                                  


В колония ИК №22 отбывают наказание иностранные граждане и лица без гражданства, осужденные за совершенные тяжкие и особо тяжкие преступления на территории РФ, которые содержатся на строгом режиме. Здесь сидят те же убийцы, насильники, воры-рецидивисты, грабители, наркоторговцы, контрабандисты. Большинство осуждены на срок от 5 до 12 лет. Средний возраст осужденных составляет от 34 до 37 лет. На участке общего режима содержатся лица, осужденные за совершение менее тяжких преступлений.
В целом, колония представлена преступниками из 44 стран мира – представителями Азии, Африки, Европы, арабского мира… Большую часть осужденных составляют выходцы из Вьетнама, Афганистана, Китая, Турции и Нигерии. Есть сидельцы из Пакистана, Заира, Камеруна,Финляндии, Черногории, Албании, Хорватии, Сербии, Марокко, Нидерландов, Германии… В течении последних лет, в среднем за год, в учреждении отбывают наказание 170-185 осужденных.
Будучи этапированы в «двадцать вторую» из следственных изоляторов, где большинство иноподданных успело по достоинству оценить воровские традиции сокамерников, они восхваляют российское уголовно-исполнительное законодательство, которое определило отбывать им дальнейший срок отдельно от русскоязычных зэков.
Каждому зэку, переступившему порог колонии, дают понять: язык межнационального общения в интерзоне - русский. Если не понимаешь на «великом-могучем» - иди на языковые курсы. Ликбез проводится силами заключенных в «храме науки» - местной библиотеке. В библиотеке ИК №22 собрано богатое собрание книг на 34 языках из более, чем 7 тысяч томов.
В жилых помещениях колонии установлены стенды с условиями отбывания наказания - на русском и английском языках. В спальне - деревянные в один ярус кровати. Помещения отапливаются, причем топят хорошо, учитывая афро-азиатское происхождение большинства осужденных. Есть комната отдыха с телевизором, который принимает более 400 каналов.
Основными видами деятельности ФБУ ИК №22 УФСИН России по Республике Мордовия является: швейное производство, ремесленные изделия, выращивание грибов и грибницы (мицелия), выращивание прядильных культур.
Чтобы обслуживать производственную базу учреждения, в т.ч. и расширяющееся швейное производство, администрация колонии вынуждена привлекать доморощенных зэков, поскольку среди интернационального состава нет ни одного электрика, механика, сварщика. Сидельцев из соседних колоний тщательно проверяют на предмет распространения уголовных традиций. Блатному, как и прожженному жигану, путь на «инзону» заказан.
Те немногочисленные мастеровые русские зэки, что попали «мотать срок» в «иностранку», считают, что вытянули самый счастливый «тюремный» билет.
К трудовым свершениям чужеземцы не очень-то стремятся, они бы и вовсе не спешили в производственные мастерские, но дело в том, что тунеядцы не могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Вот и приходится иноподданным зекам спустя рукава, но трудиться. «Варяги» с трудом, но привыкли делать по утрам зарядку, а также ходить строем. Здесь - «красная» зона. Иными словами, в «двадцать второй» нет блатных, смотрящих, а воровские законы не работают. Здесь абсолютный авторитет администрации.
Нормы питания у иностранцев такие же, что и у зэков в соседних колониях. Но случается, посольства передают в «двадцать вторую» то макароны, то овощи. Представители дипломатических структур регулярно наведываются в колонию: не оставляют без внимания своих подданных зэков. Колония безусловно содержится за счет бюджетных средств, но поступает и гуманитарная помощь из тех государств, чьи граждане отбывают в ней наказание.
Чтобы теплолюбивые постояльцы выстояли в двадцатиградусные морозы, администрация выделяет им дополнительную утепленную одежду. Прежде чем выпустить сидельцев на мороз, врачи меряют им давление. Особое внимание уделяют выходцам из Африки. Ввиду физиологических особенностей организма они чаще других жалуются на гипертонию. Чтобы избежать эпидемии гриппа, медперсонал раскладывает на подоконниках лук и чеснок. Не дай бог заключенный-иностранец попадет в больницу, а если и вовсе «отбросит коньки» - ЧП, комиссии, бумаги…
В колонии есть своя футбольная команда, которую назвают «сборной мира», поскольку в ее состав входят граждане девяти государств. Сборная по футболу выезжает на футбольные матчи и в другие ИК, принимает гостей у себя. Пишут, зрелище это настолько красочное и интересное, необычное по своей сути, что ни один футбольный поединок не остается без внимания СМИ УФСИН России по Республике Мордовия.
При колонии открыта Домовая церковь св. блгв. кн. Александра Невского, действует католический храм Святого семейства.

В мордовских лагерях все африканцы становятся Васями и Ванями.
Есть в Мордовии, в комплексе так называемого Дубравлага, специальный участок, где содержатся иностранцы, совершившие преступления в России. Импортных зеков с каждым годом все прибывает - границы у нас открыты.
Белая зима - плохо!
Было время, здесь лидировала Африка - за транспортировку и сбыт наркотиков на территории России. Большей частью - выходцы из Нигерии. За Черным континентом по численности зеков идет Азия - Северная и Южная Корея, Вьетнам, Монголия. И, конечно же, представители Поднебесной - Китая.

Выходцы из Азии сидят за грабежи, разбои и вымогательство, включая убийства. Жертвами преступлений чаще всего становятся их же земляки, живущие в России. Представителей цивилизованной Европы гораздо меньше. Служивший в тех местах мой знакомый рассказывал, что европейцы вообще больше всех любят права качать на зоне. Требуют создания им европейских условий содержания, строчат жалобы на несправедливые приговоры. Был в начале XXI века в колонии гражданин Голландии, где официально законом разрешено употребление легких наркотиков типа марихуаны. Так он больше всех бумагу изводил на жалобы, считая себя невинно осужденным к 9 годам лишения свободы за попытку ввоза в Россию двух тонн «травки». У них в Голландии это не запрещено!

Африканцы, сидящие за наркоту, более покладисты и послушны режиму содержания. Может, мордовская зима, долгая и суровая, превращает их в «белых и пушистых» зеков.

«Беляя зима - плехо, зеленая зима – харашо! - любил приговаривать африканец, осужденный к 10 годам колонии за сбыт наркотиков в особо крупном размере. Звали его для простоты общения Васей. Под «зеленой зимой» чернокожий Вася подразумевал наше лето, которое ему тоже казалось зимой.

Я русский бы выучил…

Между собой осужденные общаются на универсальном английском. Внутри национальной группы - на родном языке. Учить русский язык приходится поневоле - иначе как общаться с руководством колонии и сотрудниками. Более прилежные ученики - африканцы. Поначалу говорят смешно, но стараются учить чужой язык. Особенно если срок большой. Все надеются на амнистию, а то и на помилование. К слову, амнистии случаются и для иностранных зеков в России. Равно как и помилование.

Представители Азии, большинство из которых долгие годы нелегально проживали в России, первое время пытаются привычно «включать дурку» - не понимай! Хотя позже выясняется, что они вполне сносно говорят по-русски. Интересный момент - нередко случается, что китайцы и вьетнамцы предпочитают сидеть в нашей колонии и как черт ладана боятся отправки на родину. За ними там, как потом выясняется, криминал числится. Только за сбыт наркотиков в Китае могут к смертной казни приговорить, а в России законы гораздо мягче. Можно и амнистии дождаться.

У импортных зеков самое любимое русское слово «липец». Универсальное слово, обозначающее целую гамму эмоций и чувств - гнев, радость и тому подобное. Вообще, наш русский мат иностранцы осваивают быстро. Куда там международному эсперанто до ядреного русского мата!

Когда проверяющий генерал спросил у двухметрового зека-африканца, упакованного в ватные штаны, такой же бушлат, валенки и шапку, крепко завязанную под подбородком, как им тут живется, чернокожий зек ответил на чистом русском: «Пипец!» Пояснений генерал не потребовал.

Бежать некуда!

В отличие от русских зеков, иностранцы к побегам практически не склонны. Да и куда бежать, если вокруг долгая белая зима и глухие леса. В конце прошлого столетия, правда, нашлись энтузиасты - трое зеков из Северной Кореи трудились почти год, делая подкоп. Докопали до забора и дальше. Вылезли, и хоть назад возвращайся! Куда бежать? На зоне тревогу подняли, и беглецов повязали в нескольких сотнях метров от колонии.

Словом, отдаленность от цивилизации, погодно-природные условия не располагают к побегам. И пребывание в ШИЗО делает самых «демократизированных» послушными до окончания срока. Сбиваются арестанты в группы по национальности и вероисповеданию - это помогает им «высидеть» срок.

Администрация не препятствует совершению религиозных культов и обрядов. У католиков, которых большинство, лет десять как своя церковь имеется. Сами осужденные и построили себе костел. Для мусульман имеется специальная комната для молитв.

Новый год по-китайски.

В интерзоне Новый год наступает не один раз. Соблюдая национальные обычаи и традиции, осужденные-иностранцы отмечают Новый год каждый по своему календарю. У китайцев он наступает в январе-феврале. Вьетнамцы празднуют Новый год по своему календарю, африканцы - по своему. Словом, в жизни всегда есть место празднику, даже если жизнь протекает за колючей проволокой. Но это вовсе не означает, что зеки иностранцы находятся на особом положении. Режим есть режим. И кто его нарушает, помещается в карцер.

Когда наступает «зеленая зима» (то есть русское лето), многие осужденные активно трудятся на своих делянках. Особенно любят возиться на грядках граждане Вьетнама и Китая - у себя дома они едят много овощей, вот и копаются, выращивая различные овощи. Рацион питания для иностранцев такой же, как и для русских зеков. А овощи с грядки, выращенные своими руками, дают приварок к рациону. Да и своего рода психологическая разгрузка.

Вопрос перенаселенности

В XXI веке иностранные зеки из числа вновь прибывших отбывают наказание в исправительной колонии №4, в районе Потьмы. Не вмещает всех прежняя интерзона.

В Дубравлаге, еще в начале 90-х, эта колония была единственной, где соблюдались все воровские понятия. В 1994 году группа осужденных (когда администрация начала потихоньку додать зону «красной») ворвалась в комнату дежурного помощника начальника колонии. В результате нападения зеков были убиты дежурный офицер и прапорщик. После этого ЧП контингент колонии перетасовали, но полностью «красной» зона так и не стала. Именно в «четверке» произошли два самых дерзких побега за всю историю существования Дубравлага.

В 2000 году из колонии сбежал столичный криминальный авторитет Спичка. Фактически он купил себе побег, уплатив кому надо солидную сумму в валюте. И был отпущен по документам другого зека, у которого срок кончился. Вскрылось все, когда в колонии появились родственники этого осужденного и узнали, что тот уже освободился. Против начальника зоны возбудили уголовное дело, но московского авторитета так и не поймали. Он был убит через несколько месяцев после побега кем-то из конкурентов.

Второй побег произошел тоже не без попустительства начальства. Прибывшего с очередным этапом лидера ОПГ, уроженца Украины, получившего 12 лет за серию ограблений в Москве, сразу же поставили начальником авторемонтной мастерской. Украинский авторитет бежал в жилом вагончике, которые зеки делали на промзоне. Он легко подготовил побег, пользуясь своим положением и свободой передвижения внутри зоны. Сначала сделали три тайника в вагончиках, проверяя, пройдет ли номер? Тайник за двойной стенкой обнаружен не был, и авторитет с корешем рискнули бежать в четвертом вагончике. Грузовик отъехал от зоны всего несколько километров, водитель решил перекусить и остановился. Он и увидел зеков, выпрыгивавших из фургона. До прибытия милиции беглецы успели скрыться. Начался усиленный поиск. Появилась информация, что арестантов видели в придорожном кафе, они были при деньгах. Заказали дорогой ужин. Местные жители сообщили о месте появления беглых, но украинский авторитет перехитрил погоню - его сообщник отвлекал милицию, сам он уже ехал в поезде на родину.

Дети разных народов

В ИК-4 иностранные зеки появились несколько лет назад и давно перестали быть диковинкой. Заморских гостей уже несколько лет распихивают по соседним колониям, а не только в «четверку». Вот так, причудливо и необычно, сбылась мечта большевиков - об интернационале. Еще пару лет назад на «четверке» из иностранцев были в основном африканцы-наркосбытчики. После ужесточения наказания за сбыт наркотиков российская Фемида не делает исключения для граждан других государств. Сидят в «четверке» иностранцы, совершившие разбои и грабежи.

Примечательно, но все африканцы здесь тоже Васи или Вани. Для простоты обращения Африканцы даже на перекличках называют себя новыми русскими именами. На «четверке», где на территории есть православная церковь и мечеть, вновь прибывших сразу начинают обращать в веру.

- Чуть ли не соревнуются, кто очередного африканца на крещение в своем храме уговорит. Одного нигерийца в православном храме крестили. А второго африканца - из Эфиопии - мусульмане в свою веру обратили. Но не было никакой нездоровой конкуренции между представителями этих религий. Осужденные из православных и мусульман вполне ладят друг с другом. Когда мусульмане свою мечеть ремонтировали, стройматериалы из дерева им дали православные. А мусульмане потом им краску давали - на ремонт церкви. На Пасху православные угощают мусульман куличами. В ответ те подарили столик для церкви. А иностранцы-зеки вообще ребята спокойные. Если их не мутить, не подбивать на нарушение режима, то они - как дети. Азиаты гораздо сложнее в общении, чем африканцы. Держатся особняком, все своим кругом. Чаще в ШИЗО попадают. Их и подстрекать не надо.

              Куда сажать мигрантов?

            В России, как известно, всё больше мигрантов - как из ближнего, так и из дальнего зарубежья. И преступлений они совершают всё больше. Между тем российские учреждения пенитенциарной системы уже не справляются с таким потоком нелегалов, бандитов, насильников и убийц из наших бывших «братских» республик. Сейчас ФСИН России и ФМС придется либо воздвигать, либо «размешивать» их российскими заключёнными.

Они нужны строительному лобби

Точное количество мигрантов в России не может назвать никто - границы страны для них практически открыты. Понятно, что уже больше десяти миллионов. Соответственно, огромное количество мигрантов на территории РФ находятся незаконно. По идее, все они должны попадать в централы и пункты содержания и размещения нелегальных мигрантов (пункты находятся на балансе Федеральной миграционной службы). Ну а позже - выдворяться на историческую родину.

Однако нелегалов так много, а этих самых пунктов столь мало, что эта схема по факту почти не работает. Правда, «счастливчики», которые всё же оказываются в таких своеобразных местах лишения свободы, воют волком. Условия там хуже тюремных, сроки депортации «плавают» до 2 лет, питание неважное. Не случайно в прошлом году мигранты бежали из такого пункта в Санкт-Петербурге - целых 11 человек. При этом они «помяли» охрану.

Сейчас по всей стране возводят новые пункты за сёт федерального бюджета, то есть - нас с вами. Строят помещения с лучшими системами безопасности. Скандальная ситуация сложилась в конце прошлого года в городе Ломоносове. Там из общежития власти решили вселить людей с детьми, а здание, отремонтировав, отдать незаконным мигрантам. Только после большого скандала, когда общественность подняла шум, людям удалось отстоять это жильё социального найма. Властям почему-то проще создавать новые «тюрьмы» для мигрантов, вместо того, чтобы грамотно выстроить миграционное законодательство, ввести визовый режим со странами Средней Азии. Видимо в Москве и Петербурге слишком сильно строительное лобби. Да и чиновники с правоохранительной системой давно и вкусно кормятся с мигрантов.

Половина арестантов - африканцы

Ёще сложнее дело обстоит с исправительными колониям для преступников из так называемого дальнего зарубежья. Точнее, почему с колониями - с одной-единственной! Называется она исправительно-трудовое учреждение ЖХ-385/22, расположена в посёлке Леплей Зубово-Полянского раиона Республики Мордовия. Её ещё называют «иностранка».

Сама колония появилась на свет в 1955 году, а своё нынешнее экзотическое предназначение стала исполнять лишь с 1986 года. При этом в колонии совсем немного постояльцев цифра всё последнее время держится в районе трёх сотен человек. Просто больше мест нет. Половина по традиции - африканцы. Национальностей много, вплоть до самых экзотических.

В жилых помещениях колонии установлены стенды с условиями отбывания наказания - на русском и английском языках. Есть заключённые, которые очень плохо или совсем не говорят по-русски. Поэтому иногда проводятся языковые курсы, хотя ещё в СИЗО почти все обитатели колонии освоили тюремный жаргон - феню. На территории «иностранки» построен первый в российских колониях католический храм. Его освятил епископ Клеменс из Саратовской епархии. Регулярно, примерно раз в квартал, приезжают консулы зарубежных стран , представители дипломатических структур. Они не оставляют без внимания своих граждан, отбывающих наказания за преступления, совершённые в России. Эти встречи проходят в специальных комнатах в присутствии сотрудников колонии - так предусмотрено законом. Также, в соответствии с российским законодательством, проходят свидания с приехавшими родственниками.

Особенно серьёзной проблемой для колонии становятся освободившиеся иностранцы, у которых нет денег на проезд домой. Вышедшему на волю иностранному гражданину проезд на родину должны оплачивать представители его страны. С европейцами проблем не возникает - практически сразу за ними приезжают родственники или работники посольства. Что же касается представителей многих стран третьего мира, то им нередко приходится проводить недели , а то и месяцы на специальном «перевалочном пункте» при колонии, который они, уже свободные люди, не имеют права покидать.

«Вот веселуха!»

В описанной колонии отбывают свой срок только дальние иностранцы. И даже для них уже появился дефицит мест. Что уж говорить о том, что десятки тысяч преступников из стран СНГ сюда бы просто не влезли. Их содержат вместе с российскими осуждённым. Вот только это глубоко неправильно, и во ФСИН это понимают. Или, скажем так, приходят к пониманию.

По словам постоянного эксперта бывшего сотрудника ФСИН России Сергея Егорова, уже видны крайне серьёзные этнические конфликты в зонах:

- Если раньше, скажем, в 1990-е годы, осуждённые из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана могли с полным правом называться выходцами из Советского Союза, то сейчас ситуация изменилась. Те люди вполне сносно говорили по-русски, во всяком случае все понимали. Они были воспитаны в относительно общей среде в СССР. Сейчас преступники из этих и других стран СНГ (кроме славянских) очень слабо знают русский, у них совершенно другая культура. Всё как на воле. Происходит несовместимость с российскими осуждёнными. И если раньше иностранцев на наших зонах было мало, они не оказывали серьёзного влияния на жизнь колоний, то сейчас ситуация стремительно меняется.

В ряде колоний они - уже серьёзная сила, которая пытается в силовом порядке иметь влияние и власть. Уже есть серьёзные столкновения. Дальше неизбежно будет хуже. Конечно, необходимо уже создавать «узбекские», «таджикские» зоны. Вместе они перебьют друг друга. А если в одной зоне окажется много армян и азербайджанцев? То-то веселуха получится. Вот кто там только будет работать в качестве сотрудников - ещё большой вопрос. И на все это нужны немалые средства.

К тому же после того как эти люди выйдут на свободу, они опять же попытаются остаться в России. Почти неизбежно будет рецидив. А среднеазиатские республики - они хитрые - зачастую под надуманными предлогами не принимают своих соотечественников, вставших на преступный путь. Они им просто не нужны. А нам они нужны?

Немного статистики:

По данным МВД России, иностранные граждане только по октябрь 2012 года совершили 36 тысяч преступлений. За полный 2011 год - 45 тысяч. Доля этих преступлений в общих цифрах по стране - почти 4%.

Но в крупных городах, прежде всего в Петербурге и Москве, этот процент куда выше. В столицах наибольшая концентрация мигрантов - около 4 миллионов на двоих. К примеру, в Москве в 2012 году мигранты совершили каждое шестое преступление. В Петербурге на их счету каждое гестое убийство и каждое третье (!) изнасилование.

В казённом доме идёт просмотр казённого телевизора. Колония строгого режима небольшая — 210 человек. Это недалеко от посёлка с названием Явас, в двухстах километрах от Саранска.   

Колючая проволока, контрольно-следовая полоса, бараки. Всё как обычно, и только необычен контингент колонии — почти все иностранцы.   

Это единственная такая колония на всю Россию. Почта сорока государств мира шлёт сюда посылки. Матери, жёны и дети из Камеруна, Никарагуа, Китая, Германии, Египта, Вьетнама помечают флажками на карте далёкую российскую республику — Мордовию.   

Иностранные преступники — это вообще отдельный разговор: мало того что ты лишился свободы, так ещё и в другой стране. И не в какой-нибудь Норвегии с её тюрьмами-санаториями, а в России, где относительно недавно был ГУЛАГ, да и сегодня не пропасть за решёткой — испытание.

В казённом доме идёт просмотр казённого телевизора. Колония строгого режима небольшая — 210 человек. Это недалеко от посёлка с названием Явас, в двухстах километрах от Саранска.   

Колючая проволока, контрольно-следовая полоса, бараки. Всё как обычно, и только необычен контингент колонии — почти все иностранцы.   

Это единственная такая колония на всю Россию. Почта сорока государств мира шлёт сюда посылки. Матери, жёны и дети из Камеруна, Никарагуа, Китая, Германии, Египта, Вьетнама помечают флажками на карте далёкую российскую республику — Мордовию.   

Иностранные преступники — это вообще отдельный разговор: мало того что ты лишился свободы, так ещё и в другой стране. И не в какой-нибудь Норвегии с её тюрьмами-санаториями, а в России, где относительно недавно был ГУЛАГ, да и сегодня не пропасть за решёткой — испытание.

 


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru