Адвокат Амасьянц Эдуард Акопович - Квалифицированная правозащита в Москве. Адвокат по уголовным делам.
Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 
Услуги адвоката по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам. Изучение личности обвиняемого
Адвокат по уголовным делам. Позиция по уголовному делу
Адвокат в уголовном процессе
Адвокат по уголовным делам. Доказательства и доказывание
Недопустимые доказательства
Меры уголовно-процессуального принуждения
Освобождение осужденного от отбытия наказания
Надзорное производство
Надзорные жалобы и представления
Понятие соучастия
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания
Особенности ответственности лиц до 18 лет
Принудительные меры безопасности и лечения.
Освобождение от уголовной ответственности
Превентивный надзор за осужденным
Невиновность
Досудебная экспертиза
Уголовный адвокат
Административное правонарушение
Что делать, если в отношении вас возбудили уголовное дело?
Критерии невменяемости
Заключение под стражу
Адвокат - воин права
Погашение и снятие судимости
Психологические особенности деятельности адвоката
Права подозреваемых и обвиняемых
Доказывание в уголовном процессе
Участие адвоката по уголовным делам
ПЕРЕЧЕНЬ ЗАБОЛЕВАНИЙ,К ОСВОБОЖДЕНИЮ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

Позиция по уголовному делу            

                3996605_ROSSIYa4 (250x250, 23Kb)          Осуждение другого всегда неверно, потому что никто никогда не может знать того, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь. Лев Толстой 

              Анализ дела и выработка позиции по конкретному уголовному делу

Анализ дела и выработку позиции по делу как самостоятельные стадии работы можно разделить только в теории. На практике это два взаимосвязанных, взаимообусловленных вида профессиональной деятельности адвоката, которые осуществляются одновременно с момента первой встречи с доверителем.

Основной проблемой и начинающих, и давно практикующих адвокатов чаще всего являются неумение вовремя просчитать ходы противника, отсутствие навыков моделирования и прогнозирования возможных ситуаций, вариантов поведения и т.д. Правильно разобраться, как надо поступать в той или иной ситуации, можно только после того, как будут до автоматизма выработаны основные профессиональные навыки юриста. К таковым как раз и относятся навыки анализа и выработки позиции по делу.

Что такое анализ дела, многие адвокаты начинают понимать, задавая себе вопрос: "А почему я проиграл это дело?" Вот именно тогда и начинается сложный процесс анализа собственных действий. Словно в кино, кадр за кадром, возникают в памяти ошибки, допущенные при участии в производстве по делу. Выясняется то, что надо было сделать, что следовало доказывать, как правильно надо было задавать вопросы и т.д.

Знания об основах анализа дела способны помочь адвокату избежать ненужных ошибок, чтобы впоследствии не сожалеть о том, что сделано. Если ничто не укрылось от опытного взгляда адвоката, если им проанализирована каждая деталь, следовательно, он все предусмотрел и делает правильно. Как говорится, предупрежден - значит вооружен.

Анализ конкретного дела сравним с игрой в шахматы. Шахматист не просто делает ход, а продумывает комбинацию ходов, которая, по его мнению, должна привести к победе. Кроме того, он просчитывает и все возможные комбинации, которые совершит его соперник. Итак, шаг за шагом, постоянно анализируя ситуацию на доске, шахматист разыгрывает свою партию, в которой его соперник выглядит просто статистом. Но если соперник владеет навыками анализа и проделывает то же самое со своей позицией, анализируя и продумывая каждый ход, это уже создает настоящий драматизм состязания, в котором выигрывает тот, кто лучше владеет навыками анализа.

Категория анализа относится к мыслительной деятельности человека. Составными частями процесса мышления, как известно, являются анализ и синтез - это две стороны, или два аспекта, единого мыслительного процесса. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Анализ какого-нибудь целого всегда обусловлен тем, по каким признакам в нем объединены его части. Правильный анализ любого целого всегда является анализом не только частей, элементов, свойств, но и их связей или отношений. Поэтому он ведет не к распаду целого, а к его преобразованию. Преобразование целого, новое соотнесение выделенных анализом компонентов целого уже есть синтез.

Важную роль при анализе конкретного дела играет интуиция. Интуиция - это стремительный переход от одних утверждений к другим, иногда с таким быстрым проскакиванием отдельных звеньев рассуждения, что посылки и промежуточные процессы не заполняются, хотя при тщательном восстановлении хода мыслей их можно было бы обнаружить . Внешне интуитивный процесс протекает так быстро, что отдельные его этапы сливаются в единый, непрерывно текущий познавательный акт, в котором, если его специально не анализировать, нельзя выделить переход от одного этапа к другому.

Интуиция как часть творческого мышления не включает, а предполагает сознательное, дискурсивное мышление, способное развернуть догадку в системе доказательств, обнаружить ее фактические основания, объяснить процесс ее формирования и в конце концов обнаружить ее правильность или ошибочность.

Основное назначение интуиции в работе адвоката состоит в том, что она создает гипотезы. Она играет важную вспомогательную роль в процессе доказывания, но совершенно безразлична с точки зрения конечных результатов этого процесса и влияния на принятие процессуальных решений .

В процессе работы адвокат делает достаточно много предварительных оценок, и было бы неразумно отмахиваться от возникающих у него интуитивных догадок, если они приводят к более углубленному исследованию обстоятельств дела.

Таким образом, процесс анализа дела можно определить как мыслительную, творческую деятельность адвоката, связанную с изучением частей и элементов целого и их взаимосвязей, с последующим преобразованием целого, для достижения наиболее благоприятного результата для своего доверителя.

                                  

Обращаясь к адвокату за помощью по уголовному делу, обратившийся как правило задает адвокату вопросы о том, как быть, что будет и что делать?

Для ответа на эти вопросы адвокату необходимо собрать сведения и проанализировать круг обстоятельств относящихся к уже произошедшему, происходящему и тому, что ожидаемо в ближайшем обозримом будущем.

Произошедшее, в данной ситуации это то, что послужило поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, это те фактические обстоятельства, которые уже зафиксированы в ходе следственных действий и нуждаются в своей юридической оценке, подчас противоречивой ввиду того, что такая юридическая оценка дается различными процессуальными лицами, имеющими по мимо прочего и различные процессуальные интересы.

Противоречие процессуальных интересов различных участников уголовного процесса неизбежно. Так, следователь потенциально заинтересован в раскрытии как можно более тяжкого преступления, например, куда как лучше рапортовать о раскрытии и направлении в суд дела о разбое, нежели о грабеже.

Адвокат же, напротив заинтересован в облегчении судьбы своего подзащитного, будь то более мягкая квалификация содеянного, исключение квалифицирующих признаков или вменяемых эпизодов.
Итак, для понимания механизма принятия адвокатом решения приведем пример оценки необходимости допроса конкретного свидетеля на стадии предварительного расследования.

Допустим, что вводные данные таковы: имеет место конфликтная ситуация, в которой принимало участие несколько лиц, в ходе развития этой ситуации, одним из участников было произведено завладение неким предметом.

Следствие дает юридическую оценку данному деянию, как открытому хищению имущества сопряженному с насилием, не опасным для жизни и здоровья, то есть квалифицирует его как грабеж.

В то же время, у адвоката имеются сведения о свидетеле, который может подтвердить, что завладение предметом произошло тайно от участников конфликта, которые будучи заняты выяснением взаимоотношений не обратили внимание на исчезновение предмета, впоследствии обнаруженного у обвиняемого.

Сведения эти известны адвокату от обвиняемого, который рассказал, что после того, как предмет оказался у него, он демонстрировал этот предмет своему знакомому, пояснив при этом, что завладел им тайно, то есть совершил кражу, а не грабеж.

Таким образом, в уголовном деле появился потенциальный свидетель, который владеет информацией, противоречащей версии следствия.

Внимательный читатель обратит внимание на то, что различить тайное хищение от открытого можно достаточно легко, установив каково было субъективное восприятие потерпевшего, говоря простыми словами можно просто спросить потерпевшего видел он процесс хищения или нет, однако простота эта очевидна в теории уголовного процесса.

Практике же уголовного процесса известны случаи, когда потерпевший в силу отвлекающих внешних факторов или состояния опьянения не может объективно и однозначно судить о подробностях хищения.

И опять же, исходя из основополагающих принципов уголовного процесса, данный вопрос решается легко: любое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Но практика уголовного процесса сильно отличается от теории, не будем забывать о упомянутом выше потенциальном стремлении следствия к раскрытию по возможности более тяжких преступлений.

Данный фактор на практике в большинстве случаев является определяющим.
Объективно, в рассматриваемой ситуации факт хищения имеет место, так как основывается на заявлении о хищении и протоколе изъятия при понятых предмета хищения у обвиняемого.

Далее стоит вопрос творческой работы следователя, который, допрашивая потерпевшего, имеет возможность оформить протокол допроса на основе построения тактики ведения допроса таким образом, что и потерпевший свои сомнения о виде хищения трансформирует в утверждение об открытом хищении, то есть грабеже.

Однако, обратимся к той задаче, которая стоит перед адвокатом: адвокат должен принять решение о совершении процессуально значимых действий в сложившейся ситуации.

Адвокату необходимо процессуально закрепить в материалах уголовного дела сведения, которыми располагает свидетель защиты.

Для этого необходимо, чтобы следователь допросил свидетеля, например, по ходатайству адвоката и оформил протокол соответствующего допроса, который приобщается к материалам уголовного дела.

Однако, не будем забывать, что сведения, которыми располагает названный свидетель противоречат версии следствия, положенной в основу обвинения.

При этом нельзя исключать следующие варианты: следователь уклоняется от допроса свидетеля или же, что еще хуже следователь при допросе свидетеля оказывает на него психологическое давление, с целью запутать, исказить, поставить под сомнение сообщаемые свидетелем сведения.

При таких обстоятельствах, адвокат должен прежде, чем принять решение о заявлении ходатайства о допросе свидетеля проанализировать психологические портреты следователя и свидетеля, спрогнозировать на сколько вероятно оказание психологического давления на свидетеля и насколько данный свидетель способен противостоять этому психологическому давлению.

Адвокату необходимо так же сопоставить перечисленные выше обстоятельства с иными фактическими обстоятельствами уголовного дела, так как имеются и другие возможные действия по построению защиты.
Например, заявление адвокатом ходатайства о допросе названного свидетеля не на предварительном следствии, а на следствии судебном.

При этом круг вопросов по которым адвокат должен принять решение объективно расширяется, так как должно быть простое и понятное объяснение того факта, что наличие свидетеля защиты скрывалось на стадии предварительного следствия, одних лишь ничем не подтвержденных сомнений в злонамеренности следователя мало.

На основе выше сказанного мы можем прийти к однозначному выводу, что нет двух одинаковых уголовных дел, нет и не может быть рецептов для принятия решения адвокатом о совершении тех или иных действий в пусть даже и похожих ситуациях. Каждое уголовное дело исключительно индивидуально и решение о совершении процессуально значимых действий должно приниматься адвокатом индивидуально в каждом случае.

 


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru