Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 


Защита по уголовным делам

Защита по уголовным делам
Защита в суде первой инстанции
Защита в суде второй инстанции
Защита в суде кассационной инстанции
Составление надзорной жалобы
Адвокат для защиты в суде
Как адвокату убедить суд?
Производство по делам, подсудным мировому судье
Уголовные дела частного обвинения
Защитительная речь адвоката
Исправление судебных ошибок
Реабилитация в уголовном праве
Судебное следствие. Протокол судебного заседания
Психологическое воздействия адвоката
Ведение уголовных дел
Подача надзорной жалобы
Обжалование приговора
Освобождение от уголовной ответственности
Обжалование решения суда в вышестоящих инстанциях
Порядок административного обжалования
Апелляционные и частные жалобы
Обжалование решения суда: инстанции и сроки
Надзорная жалоба по уголовному и гражданскому делу
Рассмотрение дел в апелляционном порядке

                                             

                                            КАК АДВОКАТУ УБЕДИТЬ СУД?                                     Адвокат произносит речь для того, чтобы убедить суд в принятии того или иного решения, поэтому для того, чтобы выступать профессионально, необходимо понимать, каковы же ожидания судей.  

Для адвоката позиция по делу - это единственный, выверенный, прошедший через все предварительное следствие, через судебное заседание, обязательно согласованный с подзащитным, тщательно проанализированный стержень того, о чем адвокат будет говорить.
Позиций в ходе уголовного дела у адвоката бывает несколько: оправдательная позиция, направление дела на дополнительное расследование, переквалификация на более мягкую статью УК РФ и т.п. Но когда адвокат встает для произнесения речи, у него уже нет выбора - его позиция остается одной, единственной, самой, на его взгляд, правильной. Не может быть альтернативы: она, как правило, губительна для всей речи. Не может быть позиции адвоката, не согласованной с позицией подзащитного. При выработке позиции по делу должно действовагь правило "иголки-нитки": в какую сторону иголка - в такую же и нитка. Нет необходимости пояснять: иголка - подсудимый, нитка- его адвокат. Как бы ни была абсурдна позиция подзащитного, как бы адвокат внутренне ни противился ей, он должен разъяснить подсудимому все пагубные последствия избранной им позиции, но если тот настаивает, то все равно, как бы тяжело адвокату ни было, он должен оказывать помощь своему подзащитному.

         УБЕЖДЕННОСТЬ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЙ   

 

                                       Речь адвоката в прения

Лишь по той причине, что человек сам ничего не может создать, он может сделаться достойным судьей созданного другим.

Оскар Уайльд

Выступление адвоката в судебных прениях — одна из наиболее ответственных задач адвоката в суде первой инстанции. Судебные прения завершают разбирательство дела; участвуя в них, адвокат подводит итог рассмотрению дела по существу, представляет заключительные соображения в отношении фактических обстоятельств дела, предлагает свою оценку доказательственного материала, исследованного судом, высказывает мнение по поводу правовой нормы, подлежащей применению к данному спору, излагает свое суждение об обоснованности исковых требований. Цель речи адвоката по гражданскому делу состоит в том, чтобы помочь суду дать надлежащую оценку доказательствам, правильно установить фактические обстоятельства дела и сделать верные, логически обоснованные правовые выводы. Иными словами, задача адвоката — оказать суду содействие в установлении объективной истины и вынесении законного и обоснованного решения. Выполняя свою профессиональную обязанность в качестве представителя одной из сторон, адвокат стремится убедить судей в правильности избранной по делу правовой позиции, подтвержденной материалами судебного разбирательства и определяющей обоснованность требований или возражений своего доверителя. Адвокат начинает свою речь в момент, когда фактические обстоятельства дела еще не вполне ясны для судей, роль и значение каждого доказательства в отдельности и всего доказательственного материала в целом не получили еще окончательной оценки в их сознании. Адвокату нужно прежде всего завладеть вниманием судей. Важнейшее средство для этого — искренняя убежденность оратора в правильности защищаемой им позиции. Если судьи почувствуют уверенность адвоката в правоте его доверителя, убежденность адвоката найдет у них отклик, увлечет их и побудит с особым вниманием отнестись к его аргументам. Быть, а не просто казаться уверенным в правоте своего дела — это важнейшее условие для установления надлежащего контакта со слушателями. Чтобы обеспечить себе прочное внимание судей, т. е. не только привлечь, но и удержать его, речь адвоката должна быть логически стройной и последовательной. Нарушение этого требования приводит к тому, что слушатели перестают понимать ход мысли оратора. Предлагая суду определенный правовой вывод из анализа фактических обстоятельств дела, адвокат должен обосновать его ссылкой на конкретную норму закона. Судебное решение — это строго логический результат применения общей нормы к обстоятельствам данного случая. Предлагая суду проект решения по делу, адвокату следует тщательно продумать взаимную логическую связь и отношение отдельных частей его речи, проверить строгое соответствие между доказательственным материалом, исследованным в судебном заседании, и фактическими обстоятельствами, установленными ими, обсудить обоснованность правовых выводов, вытекающих из применения нормы закона к данному конкретному случаю. Убежденность адвоката в правоте своего дела привлекает к его доводам внимание судей. Логика речи побуждает их напряженно следить за развитием мысли оратора. Этот контакт нужно сохранить и упрочить, для чего нет лучшего средства, чем простота и доступность изложения. Как бы ни были сложны обстоятельства гражданского дела, сколь бы труден ни был их юридический анализ, адвокат должен изложить фактический материал и правовой аспект спора в максимально простой и понятной форме. Надо говорить так, чтобы ваши суждения о самых сложных вещах легко и просто усваивались слушателями. Просты? обыденные слова, точно выражающие вашу мысль, лучше всего донесут ее содержание до судей, «Мысль должна быть ясной для слушателей, — говорил М. И. Калинин, — и понятной каждому из них». Прочно завладев вниманием судей, адвокат должен стремиться удержать его до конца своей речи. При этом следует помнить, что одно из главных достоинств настоящей судебной речи состоит в ее ясности и краткости. Чтобы произнести краткую и содержательную речь, адвокат должен много и упорно работать над делом, быть предельно внимательным в процессе судебного разбирательства, объективно оценить его результаты и сделать правильные выводы. Подготовка к речи начинается задолго до судебных прений. Практика показывает, что уже к началу судебного разбирательства целесообразно составлять набросок плана выступления в судебных прениях, особенно по сложным делам. Такой проект обычно содержит указания на факты, входящие в предмет доказывания, и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, перечисляет доказательства, которыми эти факты должны быть установлены, а также включает ссылку на норму закона, регулирующего спорное правоотношение. В судебном заседании этот план во многом облегчит работу адвоката, поможет ему быстро ориентироваться во всем процессуальном материале, будет способствовать целеустремленному допросу свидетелей и экспертов и исследованию всех других доказательств по делу. Итак, исследованы все материалы дела, рассмотрены все ходатайства сторон по дополнению судебного следствия. Выступили прокурор и потерпевший. Слово для выступления предоставляется адвокату.
О чем говорить? Как говорить? С чего начинать и чем заканчивать? Обо всем этом поговорим в данной главе.
Несколько лет назад все сотрудники юридической консультации выехали отдохнуть на берег реки. Было начало сентября. Все разбрелись по берегу, а оДной из сотрудниц поручили приготовить уху. Для ухи были все необходимые ингредиенты: рыба нескольких сортов, картошка, перец, соль, вода, репчатый лук и т.д. Сотрудница все положила в кипящую воду и стала ждать. Но потом она увидела плоды терновника и решила, что слегка терпкие плоды могут улучшить вкус ухи, и бросила их в кипящую воду, как бросают оливки в сборную солянку, закрыла уху крышкой и оставила до прихода всех остальных.
Когда уставшие и голодные коллеги собрались в предвкушении ухи, которая возбуждала аппетит своим ароматом, и открыли крышку, то увидели: по синему фону юшки плавают золотые звездочки жира. В ухе было все: запах, вкус, содержимое, которое можно назвать содержанием. Непривычным и отталкивающим был только синий цвет, который можно назвать формой. И если содержимое было превосходным, то вот непривычная форма многих заставила отложить в сторону приготовленную ложку.
В защитительной речи, как и в приведенном примере с ухой, необходимо, чтобы форма и содержание были привычными и соответствовали друг другу.
Если форма будет превосходной, а содержание пустым - слушать речь не будут. Если речь будет наполнена содержанием, а форма подачи отвратительна, то речь также будет обесценена.

                          
 А.Ф. Кони писал: «Я, никогда не писавший своих речей предварительно, позволю себе в качестве старого судебного деятеля сказать молодым деятелям ... не пишите речей заранее, не тратьте времени, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тиши кабинетов строк, медленно ложившихся на бумагу, а изучайте внимательно материал, запоминайте его, вдумывайтесь в него- и затем следуйте совету Фауста: "Говори с убеждением, слова и влияние на слушателей придут сами собой».
Конечно, можно согласиться с тем, что заранее будет написана речь либо тезисы. Однако главное заключается в том, что речь выступления в суде должна быть произнесена, а не прочитана.
Однажды пришлось наблюдать выступление адвоката в суде перед присяжными заседателями. Закрыв свое лицо листом бумаги с написанным текстом, адвокат начал выступление с традиционного обращения: "'Уважаемый высокий суд!". Затем в течение 3 минут читал громким голосом свое обращение к суду. Прочитав, смял бумагу и положил в карман. Присяжные сидели, опустив головы. Очевидно, если бы можно было в таких случаях привлекать адвоката к ответственности за неуважение к суду, то следовало бы это сделать не задумываясь.
Собственный стиль этого адвоката был наглядно продемонстрирован. Он у него складывался годами, поэтому по-другому адвокат выступать не мог. Как добиться внимания. Многие адвокаты считают, что добиться внимания при произнесении защитительной речи гораздо труднее, чем подготовить и произнести саму речь. Конечно, очень важно сразу привлечь внимание аудитории и удерживать его до конца выступления.Важно уметь удерживать внимание слушателей. Важно также вовремя закончить свою речь. Важно все. Мелочей не бывает. Даже внешность и поведение адвоката могут настраивать на внимание к происходящему или отвлекать от него. Мелочей не бывает, Вычурная одежда участников процесса, блеск бриллиантов в перстнях адвокатов, яркая косметика и нестерпимый запах духов - все это оказывает крайне отрицательное влияние на отношение присяжных к рассматриваемым делам. Бывают, конечно, и другие крайности. Небрежность в одежде (грязная, помятая) и во внешности (отсутствие, например, зубов) снижает впечатление от произнесенной речи, даже если она грамотная и образная. Доверие. Тот, к кому вы обращаетесь с речью, должен верить всему, что вы говорите. Заметна любая неискренность, любое сомнение в собственной правоте. Незыблемость позиции, интонации, голос - все должно работать на доверие. Есть непреложное правило: чтобы вызвать доверие, нужно обязательно смотреть прямо в глаза тому, к кому обращаешься с речью. Трудно поймать взгляд всех присяжных, но нельзя обходить своим вниманием никого. Присяжные иногда сетуют на то, что адвокат смотрит в глаза только одному старшине. Ксли хочешь вызвать доверие, не поленись и подойди поближе, старайся не кричать, не торопиться, не заискивать.
Доверие к выступающему может быть подорвано, если председательствующий прервет адвоката ссылкой, например, на то, что тот касается неисследованных обстоятельств. Трудно, конечно, начинать вновь прерванную речь, но здесь уместно напомнить изречение древних: "Меня вы можете остановить, но мою мысль остановить невозможно".
Сейчас техника стремительно врывается в нашу жизнь. Уже трудно представить современного делового человека без мобильного телефона, пейджера. Эти средства, очень удобные в повседневной жизни, в процессе, а особенно при произнесении защитительной речи, должны быть отключены. Язык выступающего в судебном заседании играет особенно важную роль. Вряд ли стоит говорить о всем известных словах-паразитах: "значит", "понимаете'", ''так сказать", "вот", междометии "э-э", но они "кочуют" на судебных заседаниях из зала в зал и редко кому удается вытравить их из своей речи. Мешают правильному восприятию сути происходящего различные новомодные словечки, которые упорно проникают в речь. Сленг, бытовые выражения неуместны. Язык должен быть простым и доходчивым. И если при выступлении в обычном судебном процессе можно пользоваться юридическими терминами, то изобилие специфических терминов при обращении к суду присяжных недопустимо. Вредны как уменьшительно-ласкательные -"ножичек", "трупик", "ружьишко", "ссорочка", "потерпевшень-кий", "преступничек", так и увеличительные слова - "кровища", "патронище". "ранища" и т.п.Язык жестов. Если речь не подчеркивается жестом, то во многом теряется ее выразительность,, Ведь жест подчас может быть красноречивее слова. Но жест должен быть не только выразительным, но и умеренным.
Например, профессор из Бангладеш Мизанур Рахман, когда ему было нужно сказать, что у него нет денег, выворачивал карман брюк наружу. Белая ткань пустого кармана давала понять, что какие-либо еще комментарии излишни.
Жест - это и движение рук, и поворот головы, и мимика лица: поднятая бровь, прикушенная губа, которая также помогает подчеркнуть или оттенить сказанное.
Многие адвокаты любят расхаживать по залу судебного заседания. Если при этом адвокаг не отворачивается от присяжных, то такие движения еще допустимы. Но когда адвокат в течение часового выступления неоднократно поворачивается спиной к присяжным, когда стук его каблуков отдается эхом в зале, когда он, как ветряная мельница, размахивает руками, впечатление от выступления остается удручающим.
Безусловно, недопустимы почесывание, зевота, шмыгание носом, кряхтение, притоптывание ногой, перебирание в карманах каких-либо предметов.Наглядные пособия. Есть выражение: "Одна картинка стоит тысячи слов". К наглядным пособиям относят схемы, графики. фотографии и т.п.
В российских судах с трудом прививаются перечисленные наглядные пособия для усиления эффекта произнесенной речи. Если прокуроры стараются представить в большом масштабе схему места происшествия или показать в увеличенном размере расположение телесных повреждений на потерпевшем, то адвокат чаще всего по старинке пытается только "глаголом жечь сердца" слушателей.Истории, аналогии. Безусловно, истории и аналогии украшают любую речь. Только пользоваться ими нужно умело. Любая история, рассказанная адвокатом, должна быть "привязана*' к месту. Она должна органично вытекать из сказанного или подчеркивать, оттенять сказанное. Рассказанные истории должны быть свежи и оригинальны, не должны повторяться из процесса в процесс. Представьте реакцию секретаря судебного заседания, когда она, очевидно, в десятый раз записывала душераздирающую историю, которую в каждом процессе повторял адвокат в своем выступлении! Из всех участников судебного заседания секретарь меняется реже всех, поэтому она хорошо помнила предыдущие выступления этого адвоката.
Неуместен в речи адвоката анекдот, хотя аналогия с ним, особенно если этот анекдот очень известен, вполне уместна.
Любые истории, рассказанные адвокатом во время его защитительной речи, должны привлекать внимание присяжных заседателей, если это внимание ослабло. Но история не должна уводить от общей темы повествования, она должна усиливать позицию адвоката. Иначе не стоит рассказывать историю.
Примеры - это, наверное, наиболее эффективный прием, к которому прибегают судебные ораторы. С помощью примеров удается как бы приблизить рассматриваемый предмет, увидеть его более четко и ясно. Примеры следует брать из жизни, они должны быть всем известны, еще лучше, если они будут на слуху.
Сильный финал. Как бы хорошо ни говорил адвокат во время своего выступления, но если не будет достойного финала, вся речь окажется смазанной.
Концовка речи должна быть наиболее эффективной частью выступления адвоката. В заключительной части можно подвести итог всему сказанному, кратко и четко, но нельзя применять альтернативу. Другими словами, позиция для присяжных должна быть одна, выстраданная и выверенная в ходе судебного заседания. Концовка речи должна быть такой, чтобы у слушателей появилось желание захлопать в ладоши, чтобы после речи повисла в зале та необходимая для осмысления всего сказанного тишина, когда каждый мог бы сказать про себя: да, сильно сказано.

Адвокат — это не только обозначение профессии, но и в первую очередь душевный и нравственный склад характера; это неистребимая, совершенно органическая потребность в справедливости, это готовность к борьбе за нее.

«Профессия адвоката в чем-то сродни актерской: она публична, обязывает постоянно быть подтянутым, собранным, стремиться к установлению контакта со слушателями, воздействовать на них, убеждать. Судебная трибуна — та же сцена, адвокат — одно из главных ее действующих лиц. Домашние дела или физические недомогания, собственное душевное неблагополучие, порой даже смерть близких не могут служить основанием для того, чтобы уклониться от дела, отменить заранее назначенный спектакль, именуемый судебным процессом.»

 «Я был связан законами своей профессии, привык к ним, соблюдал определенные нормы поведения: взаимную толерантность с коллегами, доверительность отношений с клиентами - руководствовался принципом "не навреди" тем же, что и у врачей. Приняв на себя защиту обвиняемого, адвокат уже не вправе был от этого в дальнейшем отказаться, какие бы чувства он при этом ни испытывал. Иногда вина подзащитного была вполне очевидной и доказанной, но коль скоро он все отрицал, адвокату нельзя было соглашаться с обвинением, превращаясь во второго обвинителя, а следовало искать и находить пробелы и изъяны в следствии, подвергать сомнению доказательства. Это было неотъемлемой частью адвокатской этики, хотя порой ощущалось мной как сделка с собственной совестью. Мои симпатии или антипатии к личности подзащитного не должны были ни в коей мере влиять на позицию в суде. Далеко непросто бывало соблюдать при этом свой врожденный или воздвигнутый воспитанием нравственный предел. С этими правилами, однако, приходилось мириться.»

В среде адвокатов бытовала шутка: за все годы работы было проведено в тюрьме и в исправительно-трудовых колониях столько часов, что этого хватило бы каждому из нас на солидный срок наказания. Там мы работали часто и подолгу, дышали спертым тюремным воздухом, пропитанным запахом хлорки и вареной капусты, ощущали замкнутость тюремного пространства; из камер в коридор проникало специфическое тюремное зловоние. За долгие годы я так и не привык к этим посещениям и всегда ощущал там напряжение. Приходилось часами беседовать со своими подзащитными, ежедневно вместе с ними знакомиться с многотомными уголовными делами, месяцами участвовать в закрытых процессах, проводившихся в здании тюрьмы. Обычно это были большие групповые дела, и конвоировать арестованных из тюрьмы в здание суда было хлопотно, да и небезопасно. Часто, таким путем избегали гласности, скрывали от населения подробности, компрометирующие систему власти.

 В нашей стране справедливо принято называть писателей инженерами человеческих душ. Мне кажется, что с не меньшим правом следовало бы назвать инженерами человеческих душ и Российских судей. Какие только люди не проходят перед ними! Какие только конфликты им не приходится разрешать! Ведь каждый человек, стоящий перед судом, будь он подсудимым или ответчиком по гражданскому делу, приходит в суд своим особым и, как правило, неповторимым путем, обусловленным сложнейшим переплетением самых разнообразных обстоятельств в его личной жизни и в его отношениях с окружающими его людьми. И кем, как не подлинными инженерами человеческих душ, надо  быть, чтобы в течение непродолжительного общения со стоящими перед судом людьми суметь проникнуть в души этих людей, разглядеть и постигнуть их истинный характер, моральный облик и вынести свое безошибочное суждение.

Горячая линия адвоката  АМАСЬЯНЦА ЭДУАРДА АКОПОВИЧА: 
                 8(499)40-999-33,
                8(925)504-81-90

               


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru