Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 


Адвокат в уголовном процессе

Адвокат в уголовном процессе
Юридическая помощь адвоката
Если в отношении вас возбудили уголовное дело?
Основа защиты — позиция подсудимого
Работа адвоката с материалами экспертиз
Функция защиты в уголовном судопроизводстве
Прокурорский надзор
Защита по уголовным делам
Пригласите моего адвоката!
Роль защитника в уголовном процессе
Защита при рассмотрении уголовного дела
Квалифицированная помощь по уголовным делам
Адвокатская тайна
Полномочия адвоката – защитника в уголовном процессе

                                                                              Работа адвоката с материалами экспертиз

        1.Подготовка к судебной работе с экспертизой. Широкие возможности по использованию адвокатом данных экспертизы заключает в себе судебное разбирательство дела.

По действующему законодательству производство экспертизы в стадии досудебной подготовки дела не допускается. Оно разрешается только при его судебном разбирательстве. Но это положение не означает, что в стадии досудебной подготовки вообще не обсуждаются вопросы о возможностях экспертизы в разрешении дела. Для обеспечения проведения экспертизы в процессе разбирательства дела судья, по ходатайству адвоката, в порядке ст. 223 и 228 УПК РСФСР решает вопрос о вызове в судебное заседание лица, обладающего специальными познаниями. Тем самым создаются необходимые предпосылки для правильного разрешения дела.

Если во время дознания или предварительного следствия экспертиза вообще не проводилась, адвокат просит судью решить вопрос о проведении соответствующей экспертизы при судебном разбирательстве или о возвращении дела для производства дополнительного расследования. Решение принимается в зависимости от характера обстоятельств, подлежащих исследованию, а также от возможности представления, эксперту в судебном заседании материалов, подлежащих исследованию.

Если при подготовке дела к слушанию судья обнаружит, что имеющееся экспертное заключение не согласуется с иными доказательствами, возвращать дело на доследование нельзя. Постановлением судьи дело по обвинению Зарипова приостановлено, и он направлен на стационарную судеб но "психиатрическую экспертизу в Институт имени проф. Сербского. Адвокат подал соответствующую жалобу. Отменяя это решение, судебная коллегия но уголовным делам Мосгорсуда указала следующее.

При расследовании дела проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, заключением которой Зарипов признан вменяемым. Принимая решение о направлении обвиняемого на стационарную экспертизу, судья по существу отверг заключение амбулаторной экспертизы. Тем самым он оценил доказательства, собранные органами следствия, хотя в соответствии со ст. 222 УПК он должен был решить вопрос: имеются ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судебном заседании. В этой стадии процесса судья мог решить вопрос о вызове в заседание лица, обладающего специальными познаниями, как производившего, так и не производившего экспертизу при расследовании дела, В связи с названными нарушениями постановление судьи было отменено, а дело передано на новое рассмотрение со стадии подготовки дела к слушанию.

2. Вызов эксперта в суд. Суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу, в частности, заслушать заключение эксперта. Данное положение адвокату не следует понимать как требование обязательного вызова эксперта в судебное заседание по любому делу, в том числе и тому, по которому экспертиза производилась в стадии предварительного расследования. Вопрос этот решается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. По делам, экспертиза по которым проводилась в стадии предварительного расследования, суд обеспечивает участие эксперта лишь в необходимых случаях. Если же он в порядке ст. 277 УПК признает возможным рассматривать дело в отсутствие эксперта, давшего заключение при расследовании дела, то заключение эксперта должно быть оглашено и исследовано в судебном заседании.

Адвокаты могут учитывать выработанные практикой критерии, позволяющие установить, нужно ли вызывать в судебное заседание эксперта. Очевидно, что такой необходимости нет, если заключение, данное в стадии расследования преступления, содержит в себе обоснованные выводы, которые не вызывают у защиты сомнений или не оспариваются подсудимым. Приглашать эксперта в судебное заседание следует в. случаях, когда им разрешены не все вопросы, имеющие важное значение для защиты обвиняемого, либо когда его заключение недостаточно ясно и вызывает сомнения. Если пробелы заключения восполнимы в судебном заседании и нет иных причин к возвращению дела на доследование, вызов эксперта необходим. Его участие в заседании целесообразно, если данное на предварительном следствии заключение оспаривается по существу обвиняемым и его защитником.

Важное значение для решения вопроса о необходимости приглашения в суд эксперта имеют такие факторы, как сложность рассматриваемого дела и значение экспертного заключения для защиты подсудимого в общей системе доказательств. Эксперта следует вызывать в суд, когда его заключение может стать доказательством невиновности подзащитного. В этих случаях оно имеет особо важное значение, вследствие чего нуждается в тщательной судебной проверке. Кроме того, в некоторых ситуациях можно предвидеть возможность возникновения дополнительных защитительных возможностей но ходу допроса эксперта в судебном разбирательстве. Обсуждая целесообразность вызова эксперта, адвокату нужно учитывать, не появились ли в деле новые данные, способные повлиять на выводы эксперта и ухудшить положение подсудимого.

Иногда на практике встречаются случаи вызова эксперта в суд, когда по характеру дела и сущности ранее данного следствию заключения никакой необходимости в этом не было, так как выводы понятны, убедительны и никем не оспаривались. После того как эксперт пробудет в суде несколько дней, для оправдания ненужного вызова ему задается малозначащий традиционный вопрос о том, подтверждает ли он ранее данное заключение. Получается так, что эксперта вызывают “на всякий случай” или по формальным соображениям, продиктованным стремлением суда отразить в приговоре и протоколе заседания факт участия, а точнее, простого присутствия эксперта в суде.

Суд может позволить себе вызывать эксперта “на всякий случай?. Адвокату же это не полагается, особенно если заключение экспертизы обосновывает обвинение. Ведь факт вызова эксперта, подтверждающего в суде свое прежнее заключение, имеющее обвинительный характер, будет оценен в приговоре как “вина подсудимого подтверждается также заключением эксперта, данным на следствии и в суде”.

Если принято решение о вызове эксперта в суд, то б подготовительной части судебного заседания выясняются реальные возможности проведения экспертизы в судебном заседании и обеспечения для этого необходимых условий. В этот период проверяется явка эксперта, выясняется причина его отсутствия, решается вопрос о возможности слушать дело без него (ст. 268, 277 УПК); участники разбирательства оповещаются о том, кто является экспертом; им разъясняется право на его отвод; обсуждается вопрос об отводе эксперта, если таковой заявлен (ст. 272 УПК); эксперта знакомят с правами, обязанностями и предупреждают об ответственности (ст. 275 УПК); выслушиваются ходатайства, связанные с проведением экспертизы (ст. 276 УПК) и т.п.

Во исполнение требований ст. 278, 288 и 289 УПК суды должны строго соблюдать порядок производства экспертизы при разбирательстве дела. Лицо, вызванное в качестве эксперта, которое не было назначено таковым на предварительном следствии, может участвовать в исследовании обстоятельств дела лишь после вынесения определения о назначении экспертизы.

Суд и участники процесса вправе убедиться в компетенции эксперта, ставя ему вопросы об образовании, практическом опыте и стаже экспертной работы.

Суд обеспечивает эксперту участие в судебном следствии. Определяя порядок исследования доказательств, суд устанавливает время проведения экспертизы (ст. 279 УПК). Обязательным должно стать правило, что экспертиза не может закончиться ранее проверки доказательств, необходимых для дачи заключения. Эксперт с разрешения председательствующего задает вопросы допрашиваемым (ст. 82, 288 УПК); участвует в других судебных действиях (ст. 291, 293 УПК). Ему обеспечивается возможность ходатайствовать об истребовании дополнительных доказательств либо о совершении с его участием определенных действий.

3. Вопросы адвоката эксперту. Адвокатская практика показывает, что к своей работе в суде эксперты относятся с большой ответственностью.

Развитие новых видов исследований влечет за собой расширение возможностей экспертных исследований. Работа непосредственно в судебных заседаниях с каждым годом занимает все большее место в практической деятельности экспертов. Наряду с увеличением объема работы экспертов в судах в ней произошли значительные качественные изменения- Заключения нередко сопровождаются наглядной демонстрацией хода и результатов исследований. Выполнение экспертизы во время судебного разбирательства в условиях гласности процесса, демонстрация результатов исследований оказывают непосредственное влияние на участников разбирательства и присутствующих лиц, что требует от экспертов высокого уровня специальных знаний, а также общей правовой и профессиональной культуры.

Экспертная работа включает в себя способность активного исследования обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы. Эксперт может задавать подсудимому и другим участникам процесса вопросы, касающиеся обстоятельств, относящихся к предмету доказывания. Перед тем как задать вопросы обвиняемому, эксперт должен их четко сформулировать для самого себя, желательно в письменной форме, продумать их последовательность с тем, чтобы ответы дополняли друг друга, уточняли данные, необходимые для заключения, и не повторяли того, что уже выяснено судом.

Интересам защиты прав обвиняемого служит точное выполнение требований закона (ст. 261 и 288 УПК) о том, что вопросы эксперту должны ставиться в определении суда. Судья предлагает всем участникам процесса предоставить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные вопросы должны быть оглашены, и по ним заслушано мнение участников судебного разбирательства. Суд рассматривает эти вопросы, устраняет те из них, которые не относятся к делу или компетенции эксперта, а также формулирует новые вопросы, после чего эксперт приступает к составлению заключения. Однако на практике передки отступления от названных правил. В частности, суды не всегда выносят определения, не оглашают и не обсуждают представленных участниками вопросов; суды разрешают прокурору самому передавать эксперту список необходимых вопросов, т.е. по существу устраняются от формулирования задания эксперту.

Кроме вопросов, предлагаемых на разрешение эксперта, в определении указывается, по каким основаниям отклонены те или иные вопросы участников разбирательства.

На практике встречаются крайности и другого порядка, когда суды устраняют от формулирования вопросов некоторых участников разбирательства. Иногда выносятся определения о постановке перед экспертом вопросов, без предварительного получения их от адвокатов и подсудимых, чем ущемляются права и законные интересы последних.;

Адвокаты должны ставить на разрешение экспертизы только те вопросы, ответы на которые могут иметь определенное защитительное значение для дела и которые разрешаются только путем специальных исследований. Недопустимо указывать данные, компрометирующие эксперта или обязывающие его заниматься не своей деятельностью. Между тем подобные случаи еще встречаются на практике. Так, один из судов по требованию прокурора вынес определение о назначении дополнительной судебно-баллистической экспертизы, в котором просил руководителя экспертного учреждения не поручать производство необходимых исследований эксперту Н„ часто выступающему в данном суде по ходатайствам адвокатов.

Поводом для направления дела на экспертизу во ВНИИ судебных экспертиз было то, что “практика зональной экспертной лаборатории по ряду вопросов противоречит политике областной прокуратуры”-

Экспертам адвокаты задают такие вопросы: “Правильны ли показания обвиняемого о том, что водитель встречного грузовика выехал на его путь следования на половину ширины автомобиля?”, “Что означает сигнал: вытянутая в сторону левая рука?”, “Какова техническая причина данного происшествия и какие обстоятельства этому способствовали?” Экспертам предлагается: “объяснить причины необычного поведения нетрезвого потерпевшего на проезжен части дороги”, “по осколкам стекла определить место столкновения автомобилей” и т.п. Очевидно, что подобные вопросы не требуют специальных познаний и должны решаться самим адвокатом. Показательна не только сама постановка таких вопросов, но и то, что эксперты дали на них определенные ответы, которые суды оценили как доказательства тех или иных правовых событий.

Вопросы эксперту задаются адвокатом в ясной и корректной форме. Такими же должны быть и ответы эксперта на них. Если ответ на какой-либо вопрос невозможен в связи с отсутствием достаточных познаний, необходимостью изучить специальную литературу или проконсультироваться с другими специалистами, эксперт может ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. При этом адвокат должен знать, какие специалисты могут более квалифицированно ответить на поставленные вопросы, где и у кого эксперту можно проконсультироваться и сколько на это потребуется времени.

4. Заключение эксперта и его оценка. Лишь мотивированное и обоснованное заключение дает возможность адвокату правильно его оценить. Заключение, не отвечающее таким требованиям, не может считаться защитительным. Из практики еще не изжиты случаи, когда адвокаты принимают в арсенал защиты как бесспорные заключения, основанные на предположительных выводах эксперта, его умозаключениях, “экспертной интуиции”, “большом специальном опыте” и т.п. субъективных факторах.

Изучение практики работы адвоката с производством судебно-авто-технических экспертиз показывает, что эксперты при исследовании возможностей предотвращения дорожно-транспортного происшествия не всегда проводят обязательные технические расчеты, аналитические и графические обоснования своих исследований. При этом специальное научное изучение подменяется обычным толкованием правил дорожного движения. В других случаях экспертные заключения облекаются во внешне убедительную форму, вуалируются специальной терминологией. Такая “занаученность” процесса исследования или его выводов не всегда распознается адвокатами из-за недостаточного опыта работы, излишней доверчивости к возможностям экспертизы.

Иногда защитники вообще не пытаются понять ход исследования или его выводы. Серьезную опасность для интересов подзащитного представляет бессознательное, некритическое восприятие выводов эксперта адвокатом в целях создания для себя возможности переложить часть ответственности на эксперта в случае неблагоприятного процессуального исхода дела.

Экспертиза в суде является не продолжением работы, проведенной на предварительном следствии, а самостоятельной процессуальной деятельностью. Поэтому допрашивать эксперта адвокату можно только после оглашения им заключения. Недопустимо подменять экспертизу в судебном разбирательстве лишь допросом эксперта, а его заключение — иным непроцессуальным актом. Однако такие нарушения встречаются на практике. В частности, эксперты оформляют свои выводы не заключением, а ответами на вопросы” (суда, прокурора, адвоката или иных участников процесса). Иногда ими вообще не составляется никакого документа, а даются лишь устные ответы на вопросы, что является серьезным нарушением процессуального закона.

Допрос эксперта в суде — один из способов проверки и оценки качества его заключения. Такой допрос производится не всегда, а лишь в случаях, когда выводы исследования нуждаются в дополнении или разъяснении (ст. 289 УПК). Учитывая это, эксперт должен квалифицированно, со знанием дела, научно обоснованно ответить на вопросы, относящиеся к его специальности. Ответы даются в популярной, понятной для всех форме.

Недостатком некоторых заключений и ответов экспертов в суде является то, что разобраться в их существе без специальной подготовки бывает вообще невозможно или удается с большим трудом. Сложная форма изложения выводов и ответов, применение непонятной специальной терминологии, оперирование неразъясненными расчетами снижают эффективность многих судебных физико-технических, химических, биологических, автотехнических, бухгалтерских, товароведческих и некоторых других видов экспертных исследований.

Из практики еще не устранены поспешность и недостаточная продуманность ответов экспертов на поставленные вопросы, в результате чего встречаются неудачные формулировки, неясность и неполнота ответов. Нередким недостатком являются односложные или весьма лаконичные ответы, лишенные необходимой аргументации. Заключения и ответы на вопросы могут быть убедительными для адвоката только в том случае, если они деловиты, популярны, подкреплены ссылками на соответствующие источники, а не просто сопровождаются абстрактными указаниями на существование каких-то специальных работ. При необходимости эксперт должен ознакомить адвоката с основными положениями указываемых научных исследований, методических разработок и выводов.

Заключение эксперта, как и любой другой источник доказательств, подлежит оценке адвокатом по его внутреннему убеждению. Адвокат может не согласиться с заключением эксперта, если для этого имеются достаточные основания, и заявить соответствующее ходатайство.

Ходатайство должно быть мотивированным, содержащим достаточно веские основания научного, фактического либо правового характера, указывающие на неправильность или неполноту проведенного экспертного исследования, ошибочность, необоснованность или сомнительность экспертных выводов.

Заключение эксперта должно использоваться в процессе следственных и судебных действий. Между тем, как видно из адвокатской практики, следователи и суды не всегда используют заключение эксперта при допросах, осмотрах, следственных и судебных экспериментах.

 

Результаты использования заключения эксперта должны быть отражены в процессуальных документах (обвинительном заключении, постановлении о прекращении дела, приговоре). Факты, установленные экспертом и содержащиеся в его заключении, служат доказательствами. Поэтому следователь и суд должны использовать их для обоснования своих выводов, отражая в процессуальных документах. Без этого нельзя считать, что заключение эксперта использовано как доказательство.

Адвокаты часто видят, что некоторые следователи и суды недостаточно полно используют заключения экспертов, ограничиваясь лишь самой общей и ничего не значащей фразой: “Вина обвиняемого подтверждается заключением экспертизы”. В ряде случаев такая ссылка не соответствует действительности, ибо выводы эксперта прямо не подтверждают вины, а иногда и совсем не имеют доказательственного значения.

Следователь в обвинительном заключении и суд в приговоре обязаны мотивировать свои выводы, ссылаясь на доказательственные факты, а не ограничиваться указанием на источник доказательства — заключение эксперта. Обращает на себя внимание то, что суды в нарушение ст. 240, 292,301 У ПК, как правило, не оглашают заключений экспертиз, проведенных на предварительном следствии, и поэтому либо вовсе не используют их, либо ограничиваются в приговорах общей ссылкой на них. Такое положение адвокат не может признать правильным.


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru