Почетный адвокат России, лауреат Золотой медали им.Ф.Н.Плевако адвокат Амасьянц Э.А. Все виды юридической помощи в области российского и международного права. Ведение уголовных и гражданских дел любой сложности. Защита и представительство в суде.Телефон горячей линии адвоката: +7(495)504-81-90
 


Арбитражный адвокат

Адвокат по арбитражным делам
Арбитраж. Основные положения
Апелляционная жалоба
Арбитражные споры
Арбитражный адвокат
Фальсификация доказательств в Арбитражном процессе
Арбитражное судопроизводство и защита экономических прав
Арбитражный процесс
Что такое арбитраж?
Услуги адвоката. Арбитраж
РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В АРБИТРАЖНОМ АПЕЛЛЯЦИОННОМ СУДЕ
Мировое соглашение в арбитражном процессе
Адвокат по арбитражным делам
Разрешение гражданских споров в арбитражных судах
ПОЛНОМОЧИЯ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
10 правил опроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе
Основы криминалистической тактики судебного допроса в гражданском (арбитражном) процессе
Фальсификация доказательств в Арбитражном процессе
Арбитраж

 Основы криминалистической тактики судебного допроса в гражданском (арбитражном) процессе

Коммуникативная активность судьи и сторон во время допроса может быть различной. Она зависит от обстоятельств, сложности рассматриваемого дела. Чем сложнее дело, тем выше активность сторон и их представителей при допросе. В несложных случаях, особенно при рассмотрении дела мировым судьей, без участия представителей сторон, допрос проводит фактически один судья.

Однако и в тех случаях, если судья почти не задает вопросов, активно «работает» внутренняя сторона: происходит осмысление вопросов и ответов на них, анализ информации, получаемой в процессе допроса, сопоставление ее с другими доказательствами по делу, оценка ее достоверности и значимости. Внутренняя «работа» субъекта допроса служит базой для продуктивного его проведения и использования тактических средств в его процессе.

Для получения полного и объективного ответа на поставленный вопрос очень важно, чтобы он был правильно сформулирован как по существу, так и по форме и своевременно задан.

Вопросы необходимо ставить в четких, ясных, кратких и понятных формулировках, в корректном тоне причем вопросы, относящиеся к делу. Точность и краткость вопросов, при условии знания дела в деталях, составляет обязательное условие эффективности допроса. Вопросы должны задаваться в определенной последовательности: к выяснению очередного вопроса можно приступать лишь после того, как до конца выяснен предыдущий. Рекомендуется, чтобы каждый задаваемый вопрос касался одного какого-либо факта или элемента. Иначе допрашивающий может получить ответ не на все интересующие его вопросы.

В криминалистике предусмотрены различные виды вопросов, различающиеся по своему функциональному назначению: дополняющие, уточняющие, напоминающие, контрольные, изобличающие. Этот перечень нельзя считать исчерпывающим. К нему на основе анализа судебной практики могут быть добавлены, например, отвлекающие вопросы и вопросы на подтверждение.

Все эти виды вопросов могут использоваться в гражданском и арбитражном процессе. Для тактически правильного использования важно знать их функциональный смысл и форму представления.

Дополняющие вопросы направлены на выяснение пробелов в объяснениях сторон и показаниях свидетелей или экспертов. Восполнение этих пробелов должно быть существенным, так как они касаются фактов, связанных с предметом разбирательства. Например, при заслушивании истца (органы опеки), требующего лишения ответчика (матери) родительских прав, могут возникнуть дополнительные вопросы о конкретных случаях ненадлежащего отношения ответчицы к ребенку.

Уточняющие вопросы направлены на повышение, усиление определенности приводимых фактов, задаются они для более полного и точного выяснения доказываемых обстоятельств. Например, при рассмотрении дела о возмещении ущерба в связи с повреждением автомашины бутылкой, упавшей с балкона 3-го этажа, логичен вопрос свидетелю-очевидцу, показавшему, что в это время он видел человека, стоявшего на балконе 3-го этажа с бутылкой из-под шампанского в руках: «Что делал этот человек с бутылкой на балконе?».

Напоминающие вопросы необходимы тогда, когда допрашиваемый затрудняется вспомнить относимые к делу обстоятельства. Например, по делу о признании недостойным наследника при допросе свидетеля может возникнуть вопрос о причинах ссоры между наследником и наследодателем накануне смерти последнего. Свидетель-сосед сомневается, в какой день он слышал крики из соседней квартиры. Ему можно напомнить, что речь идет о воскресном дне, с которым он может связать свое времяпровождение, и тем самым уточнить день.

Контрольные вопросы – это чаще всего конкретизирующие, детализирующие, даваемые объяснения и показания вопросы. Они позволяют проверить, насколько достоверны сведения, сообщаемые допрашиваемым лицом. Например, при рассмотрении дела о восстановлении на работе учителя начальных классов ответчику (дирекция школы), который аргументирует возражения на иск случаями грубости, рукоприкладства со стороны учителя, могут быть заданы вопросы: «Были ли жалобы со стороны учеников, их родителей? Зафиксированы ли они?».

В криминалистике, как отмечено выше, выделены еще изобличающие вопросы. Это вопросы, направленные в уголовном процессе на изобличение преступника, в гражданском и арбитражном – они способствуют выявлению недобросовестности в объяснениях и показаниях допрашиваемого. Такие вопросы чаще всего задаются при противоречиях в показаниях допрашиваемого, несоответствии показаниям иных лиц и другим доказательствам по делу. Например, при рассмотрении иска о возврате долга ответчик утверждает, что взятую в долг сумму он уже вернул. Однако имеется распечатка sms-сообщения с его телефона на телефон истца, в которой он обещает вернуть взятые в долг деньги уже после того, когда был подан иск. Логичен вопрос: «Как он объяснит этот факт?».

В гражданском и арбитражном процессе эта категория вопросов чаще всего заменяется вопросом-предложением объяснить то или иное противоречие или прокомментировать показания другого допрашиваемого. Ложь в таких случаях нередко становится очевидной.

Функция вопросов, отвлекающих внимание допрашиваемого лица, в гражданском и арбитражном процессе, в основном служебная. Эти вопросы направлены, главным образом, на установление психологического контакта в тех случаях, если в силу особенностей личности допрашиваемого для этого требуется дополнительное время. Например, при рассмотрении дел о лишении родительских прав, об установлении опеки над несовершеннолетними и т. п. производится допрос детей и подростков. Им трудно сразу «вписаться» в обстановку судебного разбирательства, они нередко чувствуют себя стесненно, скованно. Кроме того, они могут находиться под влиянием заинтересованных лиц (родителей, потенциальных попечителей). В таком случае допрос можно начать с нейтрального, отвлекающего от предмета спора вопроса, помогающего допрашиваемому адаптироваться в непривычной обстановке, например: «как ты учишься в школе?», «есть ли у тебя друзья в классе?», «как проводишь свободное время?» и т. п.

Вопросы на подтверждение обычно задают в тех случаях, если необходимо подчеркнуть повышенное внимание к устанавливаемому факту, особенно, если он имеет важное доказательственное значение. Например, при рассмотрении дела о лишении ответчика родительских прав свидетель со стороны истца дает показания о том, что видел, как ответчик неоднократно избивал сына. Ответчик это отрицает, а свидетель с его стороны показывает, что отношения между отцом и сыном были хорошие. Свидетелю истца может быть задан вопрос на подтверждение: «Подтверждаете ли вы ранее данные показания о том, что вы видели?».

Словесная форма, в которую облекается вопрос, должна, с одной стороны, отвечать его функциональному содержанию, а с другой – быть понятной допрашиваемому лицу. При формулировании вопроса обязательно учитываются личностные – возрастные, образовательные, профессиональные качества допрашиваемого лица. Например, один и тот же вопрос о причинах порчи товара (с учетом воздействия погодных условий его хранения) следует задать в различной форме профессионалу-товароведу и свидетелю-сторожу. Или, например, при рассмотрении бракоразводных дел вопросы взрослому должны по форме отличаться от вопросов ребенку. Вопрос ребенку формулируется проще, с учетом степени его развития и понимания.

Закон запрещает задавать наводящие вопросы (ст. 189 УПК РФ), т. е. те, в которых «…в явной или скрытой форме содержится подсказка желаемого следователю ответа». Исключается навязывание в вопросе своего мнения, эмоциональное и психологическое давление на допрашиваемого. Однако это не означает, что не следует в необходимых случаях, задать, например, вопрос свидетелю о том, помнит ли он о своей обязанности давать правдивые показания и об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Вид и формулировка вопроса должны быть выбраны тактически верно, так как допрос проводится в рамках одного процесса, и важно максимально быстро получить требующуюся информацию.

Участники процесса и сам судья иногда резюмируют показания допрашиваемых лиц, когда ответы на вопросы даны настолько нечетко и запутанно, что не улавливается их суть. Секретарю судебного заседания в таком случае трудно занести в протокол данный ответ. Однако во всех случаях необходимо спросить допрашиваемое лицо, правильно ли понято то, что он сказал.

Форма и степень развернутости вопросов зависит от психологических особенностей и интеллектуального уровня допрашиваемого лица, о которых свидетельствуют его речь, мимика, жесты, поведение в целом. Лицу, отвечающему на вопросы очень сдержанно, лаконично, необходимо задавать больше частных вопросов, конкретизирующих предмет допроса, чтобы «разговорить» его и получить полную информацию. Примерно так же следует поступать и при допросе стеснительного, скромного лица, смущенного гласностью и большим числом присутствующих граждан, не привыкшего к публичным выступлениям. В этом случае особенно важны благожелательные интонации и форма постановки вопроса, а также поощрительное отношение к ответам.

Наиболее типичными недостатками при постановке вопросов являются следующие:

постановка наводящих вопросов;

некорректная форма (грубая, оскорбительная, унизительная) при постановке вопроса;

постановка провокационных вопросов.

О недопустимости наводящих вопросов упоминалось выше. Кроме того, судебная практика свидетельствует, что «наводящий характер» вопросов по совокупности с другими доказательствами может стать основанием для отмены судебного решения вышестоящей инстанцией.

Некорректная форма (в том числе грубая, оскорбительная), а также провокационная форма постановки вопроса недопустимы, потому что вызывают излишнюю эмоциональную напряженность и нарушают нормальную деловую обстановку судебного разбирательства.

Некорректную форму вопросов иногда допускают противоборствующие стороны. Наиболее частой причиной этого оказывается неумение или нежелание сдерживаться, вести себя «в рамках дозволенного» в ответ на слова и поступки другой стороны или лиц, поддерживающих ее позицию.

Провокационные вопросы могут задаваться для того, чтобы: во-первых, создать у суда негативный образ оппонента и склонить его в свою пользу; во-вторых, в целях выявления лжи (например, когда ответ на поставленный вопрос, не относящийся непосредственно к предмету допроса, проясняет скрываемый факт).

Отмеченные негативные формы постановки вопросов тактически неэффективны, а нередко просто вредны. Поэтому судье следует отводить данные вопросы, предлагать их переформулировать либо задать вопрос в своей формулировке.

Судья обязан внимательно выслушивать показания всех допрашиваемых лиц, независимо от того, считает он эти показания правдивыми или ложными, соответствующими действительности или результатом заблуждения. При этом каждому допрашиваемому должна быть предоставлена возможность свободно изложить свои показания, а вопросы задаются, как правило, по окончании такого рассказа.

Тактика допроса должна включать средства, способствующие получению полных и правдивых показаний. Их использование направлено на оказание помощи добросовестному допрашиваемому, выявление искажений и лжи в показаниях недобросовестного лица.

Причины неполноты, неточности, противоречий в показаниях допрашиваемых могут носить естественный характер. Наиболее типичные из них – запамятование, отсутствие внимания, интереса к происходящим обстоятельствам, оказавшимся предметом допроса, физические и физиологические ограничения восприятия и запоминания допрашиваемого лица.

Нет необходимости останавливаться на психологических основах формирования показаний. Они достаточно обстоятельно изложены в криминалистической, процессуальной и психологической литературе. Отметим лишь, что в гражданском (арбитражном) судопроизводстве со времени восприятия события, о котором идет речь, и рассказа о нем в судебном заседании, как правило, проходит много времени, в течение которого лицо может просто забыть отдельные моменты и детали. Если они имеют важное значение для дела, необходимо помочь допрашиваемому лицу в актуализации забытого. В криминалистике разработаны тактические приемы допроса, способствующие восстановлению в памяти забытых сведений: возбуждение ассоциаций по времени, в пространстве, смежности, сходству, контрасту; подробный допрос; снятие состояния эмоциональной напряженности; замедленный темп допроса; использование средств повышения наглядности; допрос на месте события; предъявление вещественных доказательств и т. д..

Не случайно закон предписывает свидетелю сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела, и лишь после этого ему могут быть заданы вопросы (ч. 2 и 3 ст. 177 ГПК РФ). Тактически верно при этом предложить свидетелю излагать факты в том порядке, в каком они происходили во времени (хронологическом). Это помогает лучше восстановить ход событий и их детали. Нередко допрашиваемый сам начинает рассказ «издалека», чем помогает себе изложить факты наиболее полно. Если в предмете допроса важны детали, в особенности, если речь идет о свидетеле, не следует его ограничивать по времени в изложении фактов, связанных с предметом допроса. В случае прерывания рассказа установка допрашиваемого на обстоятельное изложение изменится на сокращенное по времени повествование с утратой деталей.

Ассоциации в пространстве в целях восстановления в памяти тех или иных моментов могут быть использованы при допросе путем предъявления документов, вещественных доказательств, видеозаписей, фотографий. Они могут возникнуть, например, в ходе составления допрашиваемым схемы места, где он находился в момент восприятия события (факта, явления).

К ассоциации по сходству прибегают тогда, когда речь идет о забывании каких-то внешних характеристик лиц, предметов. Например, при запямятовании одежды человека, сбрасывающего снег с крыши, свидетелю можно показать фотографию формы работников коммунальной службы.

Искажение фактов в показаниях может носить характер добросовестного заблуждения. Лицо уверено в правдивости своих показаний, но в силу каких-либо причин они не соответствуют действительности. Это может быть связано как с внешними условиями восприятия фактов и событий, так и с внутренним состоянием (функциональным или болезненным) воспринимавшего. Например, свидетель уверен, что около автомобиля стоял ответчик, так как комплекция, рост и одежда были такие же, как у него. В действительности им оказался другой человек, а свидетель просто обознался, так как наблюдение происходило при плохом освещении в ночное время.

Поэтому при подготовке к допросу очень важно выяснить все обстоятельства, которые могут повлиять на достоверность показаний, относящиеся как к объективным условиям (освещенность, зашумленность, многолюдность, расстояние до объекта наблюдения, время, в течение которого происходило восприятие, и др.), так и к субъективным факторам (состояние органов зрения, слуха, функциональное состояние – стресс, опьянение, общее состояние здоровья и т. п.).

Кроме того, дополнительно для преодоления добросовестного заблуждения в литературе рекомендуется применить следующие тактические приемы:

максимальная детализация показаний, которая состоит из системы задаваемых дополняющих и уточняющих вопросов, строящихся таким образом, чтобы в ответах процесс восприятия «раскладывался» на простые составляющие;

для преодоления субъективной оценки воспринятого обстоятельства и эмоциональных переживаний следует направлять изложение так, чтобы допрашиваемый освещал фактические основания указанных суждений, умозаключений и эмоциональных реакций на воспринятое;

преднамеренное внушение следует преодолевать, детально выясняя, когда, с кем, по какому поводу состоялся обмен мнениями о событии, являющемся предметом показаний, какой характер носил такой обмен сведениями и какое отношение к выясняемому событию имели те лица, а также, какие высказывания собеседников побудили допрашиваемого критически осмыслить сообщаемое.

В целях получения полных и правдивых показаний разработаны различные приемы допроса, в том числе и в суде. Часто их называют видами допроса: повторный, перекрестный, шахматный. Все эти приемы допроса используются в гражданском и арбитражном процессе. Важность вышеуказанных тактических средств подтверждается и тем, что возможность и необходимость их использования отражены в законе.

Так, повторный допрос предусматривает ч. 4 ст. 177 ГПК РФ: «…в случае необходимости суд повторно может допросить свидетеля в том же или в следующем судебном заседании, а также повторно допросить свидетелей для выяснения противоречий в их показаниях».

Необходимость в повторном допросе во время судебного разбирательства в гражданском и арбитражном процессе возникает в связи со следующими обстоятельствами:

недостаточно полно выясненными фактами при первичном допросе;

противоречиями, несоответствиями в показаниях данного лица другим доказательствам;

заявлением ранее допрошенного лица о его желании дать показания повторно.

При проведении допроса, несмотря на принятие мер помощи допрашиваемому в полном изложении фактических данных, не всегда выясняются все обстоятельства, относящиеся к предмету допроса. Это происходит по различным причинам: не был задан вопрос, допрашиваемый забыл или не придал значения тому или иному факту и не сообщил о нем во время допроса. Возможна ситуация, когда вопрос допрашиваемому не мог возникнуть во время первичного допроса, а появился в результате информации, полученной при исследовании иных доказательств (допроса, осмотра, заключения эксперта и др.).

Кроме того, возможно, что допрошенное лицо само вспомнило важные обстоятельства по делу либо по каким-либо причинам решило изменить свои ранее данные показания. Наконец, необходимость в проведении повторного допроса, как иногда случается на практике, может возникнуть по чисто техническим причинам в связи с некачественным ведением протокола первичного допроса, когда секретарь судебного заседания не успел дословно зафиксировать показания, которые не были впоследствии перепроверены.

Во всех этих случаях тактическим средством восполнения информации, устранения противоречий в показаниях, выявления недобросовестности, лжи и технических ошибок может быть повторный допрос.

Часть 3 ст. 177 ГПК РФ, утверждая порядок, в котором задаются вопросы свидетелю, фактически закрепляет перекрестный допрос, т. е. возможность задавать вопросы одному допрашиваемому по предмету допроса сначала имеют право стороны, затем – другие лица, участвующие в деле, и судьи – в любой момент.

Перекрестный допрос – наиболее часто используемая форма допроса в суде, так как необходимость в выяснении обстоятельств по делу обычно испытывает не только та сторона, по инициативе которой лицо приглашено в суд, но и ее оппонент, судья, третьи лица. Перекрестный допрос всегда проводится после прямого допроса по тем же обстоятельствам в целях уточнения и дополнения показаний.

Как охарактеризовал перекрестный допрос известный английский адвокат Р. Гаррис, «…это есть умение выставить в наиболее выгодном для интересов вашего клиента свете те данные, которые заключаются в показаниях свидетелей противной стороны, дополнить их, если можно, выяснением обстоятельств, которых не коснулся ваш противник, и заложить основания для опровержения этих показаний, когда это нужно». Он же предложил правила ведения перекрестного допроса, говоря, что нет ничего более важного и трудного в адвокатском искусстве, чем допрос свидетелей противника, ибо одна ошибка здесь может погубить дело, а один вопрос может дать толчок к целому потоку показаний, который опрокинет всю защиту.

Перекрестный допрос – средство получения полных показаний, устранения противоречий в показаниях как одного лица, так и разных лиц, выявления недобросовестной, искаженной информации.

Шахматный допрос предполагает в рамках допроса одного лица обращаться попутно с вопросами к другим лицам по тем обстоятельствам и фактам, о которых идет речь в данный момент в основном допросе, либо, прервав допрос первого лица, допросить другое, после чего закончить допрос первого.

В тактических целях при допросе могут использоваться и другие, упомянутые ранее вербальные средства коммуникации. Наиболее часто применяемым из них является комментирование. Ранее мы уже упоминали о нем, имея в виду субъекта допроса. Однако во время допроса может потребоваться комментирование со стороны допрашиваемого лица. Тогда допрашивающий обращается к нему с соответствующим предложением или вопросом.

Необходимость в этом актуальна в случае возникновения противоречий, нестыковок в показаниях разных лиц.

Предложение прокомментировать делается допрашиваемому, показания которого вызывают большее доверие, нежели показания другого лица. Комментирование является действенным средством уточнения, восполнения показаний и особенно выявления недобросовестности и лжи.

Правильное использование криминалистических средств и приемов допроса строится на активной внутренней переработке получаемой информации в процессе подготовки и проведения допроса. Эта переработка носит когнитивный характер и включает анализ, сопоставление и оценку получаемой информации.

Информация, которой располагают субъекты допроса, носит двоякий характер.

Во-первых, это содержание, смысл получаемых сообщений, наличествующий в показаний допрашиваемых. Он имеет доказательственное значение и процессуальный характер.

Во-вторых, это результаты наблюдений субъектов допроса, получаемых во время этого судебного действия, которые доказательственного значения не имеют, но очень важны как познавательное средство, способствующее правильному выбору тактических приемов, полному и объективному анализу и оценке сообщаемой информации.

Проблеме оценки доказательств, в том числе получаемых при допросе, в криминалистике и науке уголовно-процессуального права посвящена обширная литература.

Криминалистический анализ получаемой информации предполагает проверку и оценку полноты и объективности показаний. Логическим средством этой оценки является проверка общей правдоподобности получаемых сведений, сопоставление отдельных частей показаний между собой и с другими доказательствами с точки зрения их внутренней связи и соответствия.Статьей 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации определено, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 - 191 УПК РФ.

 Уголовно-процессуальный закон наделяет свидетеля правом воспользоваться при допросе услугами адвоката: «Если свидетель явился на допрос с юристом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то специалист присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 УПК РФ. По окончании допроса адвокат свидетеля вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса».

Таким образом, право свидетеля на адвоката законодательно закреплено в действующем уголовно-процессуальном кодексе, в связи с чем любой отказ следователя в допуске юриста к участию в деле является незаконным.

Казалось бы, зачем свидетелю адвокат?

На практике существует как минимум две категории свидетелей.

1. Случайный свидетель, который по стечению обстоятельств стал очевидцем, совершенного преступления, либо ему что-то известно об обстоятельствах преступления, о преступнике и т.д.

 Этому свидетелю вряд ли при допросе понадобится адвокат, так как он не состоит ни в каких отношениях с лицом, совершившим преступление и, соответственно, не имеет никакой личной заинтересованности в расследовании уголовного дела.

Хотя должен признаться, что, написав предыдущее предложение, задумался и поймал себя на мысли, что это недопустимо для свидетеля не иметь личной заинтересованности в  расследовании уголовного дела. Любой свидетель должен быть заинтересован в объективности изложения следователем в протоколе его показаний и недопустимости их неправильного толкования.

 2. Лицо, которое вызывается в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному по факту, либо в отношении лиц, которые являются его работниками, работодателями, деловыми партнерами.

Данный свидетель понимает всю нестабильность своего процессуального положения, так как поменять статус свидетеля на статус подозреваемого/обвиняемого следователь может в результате его допроса в качестве свидетеля. Поэтому допрос такого свидетеля  с адвокатом не позволит недобросовестному следователю злоупотребить своими процессуальными правами.

От выработанной совместно с адвокатом стратегии поведения зависит, останется человек в статусе свидетеля или же окажется в статусе подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления.

Адвокат для свидетеля в уголовном процессе окажет полный комплекс профессиональных юридических услуг. Юристы для свидетеля по экономическим преступлениям проанализируют все документы и выработают стратегию поведения на допросе и в суде.    

Показания показаниям рознь

Проблема процессуального регулирования участия свидетелей в арбитражном процессе представляется крайне актуальной. Редкое участие свидетелей в арбитражном процессе обуславливается традиционно сложившейся практикой использования сторонами преимущественно письменных доказательств в качестве обоснования заявленных обстоятельств.

Вместе с тем, действующий АПК РФ позволяет лицам, участвующим в деле, и арбитражному суду вызывать свидетелей, увеличивая доказательственную силу доводов сторон дела.

Свидетельские показания как средство доказывания имеют место в арбитражном процессе значительно реже, чем в судах общей юрисдикции. В отличие от гражданского процесса в арбитражном судопроизводстве на первый план выступают письменные и вещественные доказательства, оттесняя свидетельские показания, что обусловлено характером дел, рассматриваемых в арбитражном суде. Абсолютное большинство юридических фактов, необходимых для обоснованного и законного разрешения арбитражного дела, составляют письменные документы. В хозяйственной и управленческой деятельности документируются практически все обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела: сделки и контракты, внесение в них изменений и их расторжение, расчеты между сторонами, деловая переписка и т.д. Поэтому свидетельские показания могут быть использованы в тех случаях, когда какой-либо юридический факт, имеющий значение для дела, не был своевременно и надлежащим образом документально зафиксирован и установить его можно только с помощью свидетельских показаний либо если соответствующее обстоятельство было надлежащим образом подтверждено, но документ утрачен.


1

8 (499) 40-999-33











© 2014 Амасьянц Эдуард Акопович 8(499)40-999-33, 8(925)504-81-90, Email: eduard@amasyants.ru